Камерон Джонс: «Я профессионал, и я рад находиться здесь»

Защитник «Зенита» Камерон Джонс пока только приспосабливается к европейскому баскетболу. В интервью «Зенит-Баскет» Камерон рассказал о том, что такое Д-лига, чем хороша Калифорния, и о своей дружбе и соперничестве с Кайлом Лэндри.

Камерон Джонс: «Я профессионал, и я рад находиться здесь»

— Вы родились на военной базе Форт-Льюис на севере США. Ваш отец был военным?
— Да, он несколько лет находился на военной службе, но ушел из армии, когда мне было года два. Я не помню то время, потому что был слишком мал, на меня эта деталь биографии никак не повлияла, и я был счастлив, что мне не пришлось испытать на себе все прелести подобной жизни. Военные и их семьи в Штатах очень часто переезжают с места на место, так что я очень рад, что меня это миновало и отец сменил про¬фессию.

— Как вы попали в баскетбол?
— Я занимаюсь баскетболом с семи лет. Увидел, как мой двоюродный брат Лэндри Филдс играет, с тех пор баскетбол стал моим спортом номер один. Все эти годы я просто рад, когда играю или тренируюсь.

— Ваш двоюродный брат тоже стал профессионалом?
— Да, сейчас он выступает за клуб НБА «Торонто Рэпторс».

— Детство и школьные годы вы провели в Калифорнии. Действительно ли этот штат похож на то, что нам показывают, например, в голливудских фильмах?
— В фильмах, понятное дело, всё может быть немного приукрашено, но Калифорния — отличное место. Там классные пляжи, всегда хорошая погода. Жить там, правда, чрезвычайно дорого, но люди всё равно стремятся переехать туда. Я доволен тем, что прожил там почти всю свою жизнь.
Вы поступили в Университет Северной Аризоны, когда там обучался центровой «Зенита» Кайл Лэндри.

— Получается, что вы с ним играли в одной команде?
— Да, он учился в университете последний год, а я только-только пришел, так что мы играли вместе всего один год. Уже тогда он был отличным игроком, лидером команды. Я многому у него научился.

— А в свой последний год вы побили рекорд университета по количеству очков в одном сезоне, который принадлежал как раз Кайлу. Для вас это было значимым достижением?
— Я не стремился к такому достижению, я просто каждое лето очень серьезно работал над своей игрой, причем каждый раз трудился над чем-то новым. В колледже я был действительно хорошим игроком, ведь, чтобы установить подобный рекорд, нужно усиленно тренироваться. Я до сих пор горжусь этим рекордом и надеюсь, что мое достижение продержится еще очень долго.

— Вы с Лэндри обсуждали этот рекорд?
— Да почти каждый год после того, как я его побил! У Кайла есть еще парочка рекордов, которые так и остались за ним, так что у него хватает своих достижений. Он также проводил отличный сезон, когда играл в университете последний год, и побить его рекорд было действительно круто!

— То, что Кайл играет за «Зенит», как-то повлияло на то, что вы присоединились к команде?
— Да, он рассказывал мне много хорошего про команду, про то, как тут всё организовано, и помогал мне адаптироваться. Я знаю Кайла и доверяю ему. Он всегда двигался в правильном направлении, так что я был рад возможности снова оказаться с ним в одной команде.

— Несмотря на то что на студенческом уровне вы были достаточно успешным игроком, на драфте НБА вы так и не были выбраны. Почему так произошло?
— Я точно не идеальный игрок. Мне кажется, что я мог бы быть и посильнее: например, лучше бросать трехочковые. Но тогда мое время еще не настало. Конечно, я был расстроен, ведь я много трудился, чтобы попасть в НБА, но я не расстаюсь с мыслью однажды там заиграть. Как бы то ни было, я нахожусь здесь, я счастлив, я работаю, чтобы становиться немного лучше каждый день. Впереди у меня еще длинная карьера.

— Вы три года отыграли в Д-лиге (фактически чемпионат дублеров НБА. — Прим. ред.), хотя тот же Лэндри решил не тратить на это время. Вами двигало желание играть в НБА?
— Мне поступали предложения из Европы, но они не были интересными. В тот момент Д-лига была лучшим способом проявить себя, чтобы привлечь внимание таких серьезных клубов, как «Зенит». Если бы я не играл в Д-лиге, то не оказался бы здесь.

— Об НБА знают все, но про Д-лигу многие в России слышат впервые. Можете рассказать о ее уровне, например сравнив с Единой лигой ВТБ?
— Д-лига очень сильное соревнование. Многие игроки, прошедшие Д-лигу, получают хорошие контракты в европейских клубах и становятся там лидерами. Могли бы команды из Д-лиги сражаться за победу в Единой лиге? ЦСКА очень сильная ¬команда. Без учета ЦСКА топ-коллективы из Д-лиги могли бы навести тут шороху.

— Когда вы наконец поняли, что пора¬ уезжать из Д-лиги и отправляться в Европу?
— За эти три года я дважды выходил в финал, играл в Матче всех звезд и понял, что мне пора попробовать что-то новое. Мне кажется, что моя игра подходит европейскому стилю, что здесь я смогу лучше развиваться.

— Что вам сказал Василий Николаевич Карасев, когда вы перешли в «Зенит»? Что он ожидал от вас увидеть?
— Он сказал, чтобы я просто был тем игроком, каким я и являюсь. Я должен набирать очки, постоянно открываться под бросок и хорошо отрабатывать в защите — в общем, заниматься всем тем, что я делал на протяжении всей карьеры.

— В «Зените» ваши выступления пока нестабильны. Почему так?
— Я всё еще пытаюсь приспособиться к местному баскетболу, но я ни в коем случае не ищу каких-то оправданий. Я приехал сюда, чтобы как следует работать. Надеюсь, что до конца сезона я наберу еще много очков, хотя будут игры, когда далеко не всё будет получаться. Но я буду играть в свой баскетбол и стараться приносить пользу коман¬де. Не думаю, что у меня есть какие-то проблемы в плане психологии. Я уверенный в себе игрок. Когда я промахиваюсь, то не расстраиваюсь, потому что знаю, что смогу забить следующий бросок. К тому же есть игровые аспекты и кроме бросков. Например, игра в защите или результативные передачи — в них я тоже стараюсь преуспеть.

— Что вы можете сказать о молодых российских защитниках «Зенита»: Дмитрии Кулагине, Артеме Вихрове, Артеме Комолове? Они бы смогли заиграть в Д-лиге или НБА?
— Они по-настоящему сильные баскетболисты с хорошим чувством игры. При этом они еще очень молоды, хотя уже долго играют на профессиональном уровне, в то время как в Америке ребята в 22 только оканчивают колледж. Вихров показывает не по годам зрелый баскетбол, как будто ему не 22, а 25–26. Стиль Кулагина похож на тот, в котором играют в НБА. У него отличный бросок, к тому же он может раздавать классные передачи. Комолов хорош в защите, мы с ним часто работаем вместе, и я его очень уважаю. Он помогает мне становиться лучше. И бросает он, кстати, тоже неплохо.

— С кем из команды вы общаетесь больше всего?
— Я общаюсь абсолютно со всеми. У нас в коллективе сложились очень теплые отношения. Я плохо говорю по-русски, но стараюсь быть в теме, шутить вместе со всеми, к тому же все ребята уверенно владеют английским. Мы отлично общаемся с Комоловым, много шутим, он славный малый.

— Вы и другие североамериканцы помогали Ди Джею Стефансу освоиться в новой для него команде?
— Он справился с этим сам. Он хорош на тренировках, обладает потрясающими физическими данными, внимателен к мелочам. Такие игроки отлично вливаются в новые команды, он особенный баскетболист.

— В США Рождество 25 декабря — очень важный праздник, но в России главный праздник — это Новый год. Что вы думаете по этому поводу, ведь это ваше первое Рождество за пределами США?
— Проводить Рождество вдали от родных, действительно, не так уж весело, но я не один такой — множество других игроков проводят этот праздник вдали от родных. Я профессионал, и я рад находиться здесь.