Артем Вихров: «В детстве хотел стать футбольным вратарем»

Воспитанник петербургского баскетбола Артем Вихров в тяжелое для команды время — когда травмированы ведущие игроки — не побоялся взять на себя бремя лидерства. В интервью «Зенит-Баскет» Артем рассказал о том, как ему удалось использовать свой шанс, а также поделился историями из детства о взорванных в школе петардах и желании попасть в «Смену».

Артем Вихров: «В детстве хотел стать футбольным вратарем»

— Как вы начали заниматься баскетболом? Кто вас туда привел? Понравилось ли вам это поначалу?
— Как и большинство баскетболистов, начал заниматься в первом классе. В нашу школу просто пришел мой будущий тренер, зашел во время урока, попросил всех парней встать. Я оказался самым высоким из всех. Он предложил мне заняться баскетболом. Я не задумываясь согласился, хотя тогда даже не представлял, что это вообще за вид спорта. Поначалу это было моим развлечением после школы, некоторым отдыхом, но затем всё перешло в профессиональную деятельность.

— Вы уже разговаривали с тренерами из своей спортшколы, когда вернулись играть в Петербург?
— В спортивной школе я занимался у одного-¬единственного тренера — Александра Юрьевича Шевцова. Даже на протяжении тех шести лет, что я провел в Москве, я всегда поддерживал с ним связь. Он мне писал после игр, что-то подсказывал. Когда я приезжал в Петербург, то старался по возможности с ним пообщаться. Всегда очень приятно поговорить со своим первым тренером.


— Он успел поприсутствовать на ваших играх в составе «Зенита»?
— Я не видел, но думаю, что да. Он всегда старается следить за играми, наверняка посещает матчи. Уверен, что ему интересно посмотреть, в какого игрока я вырос. После плохих игр он всегда меня поддерживал, чтобы я не терял веру в себя и продолжал работать.


— Как так получилось, что вы уехали в Московскую область, а не начали играть в родном городе за «Спартак»?
— Второй тренер «Триумфа», а сейчас и «Зенита», Алексей Васильев, который был знаком с моим тренером, предложил ему привезти меня и еще трех ребят на трехдневный просмотр в Люберцы. По итогам сбора мне и Саше Разумову предложили остаться в ¬команде. Я сразу понял, что за этот шанс надо ухватиться, потому что, например, в «Спартак» меня никто не приглашал даже на просмотр.


— Какие у вас были ощущения от того, что после шести лет жизни в другом городе вы играете за команду из Санкт-Петербурга?
— Первое время я очень сильно переживал, потому что боялся разочаровать своих друзей и прежде всего родителей. Я чувствовал в своих действиях скованность. Но после первых двух игр дома я расслабился и начал даже получать удовольствие от того, что я играю перед ними.


— Что-то поменялось в Петербурге кардинально за эти шесть лет?
Разве что мое отношение к нему. Когда ты возвращаешься в свой родной город, то начинаешь любить не только какие-то места, которые тебе всегда нравились, но и — вообще весь город. Ты начинаешь замечать то, чего раньше не видел. Например, я никогда не обращал внимания на красивые мосты. Кстати, на разведение мостов я впервые посмотрел через несколько лет после отъезда из Петербурга.


— Капитан команды Артем Кузякин — большой болельщик футбольного «Зенита». А вы интересуетесь футболом, хоккеем?
Хоккеем — нет, потому что я не очень люблю зимние виды спорта. А за футбольным «Зенитом» я всегда следил. Стараюсь смотреть игры, если есть возможность, всегда в курсе всех результатов, трансферов. Еще до отъезда в Люберцы я ходил на стадион. Меня поддерживать родной клуб приучил дедушка — большой футбольный болельщик.


— А футболом вы не хотели заниматься?
В детстве я мечтал стать футбольным вратарем. Мне всегда нравилось красиво в падении отбивать мячи, даже больше, чем забивать. В третьем классе я даже хотел пройти просмотр в футбольной школе «Смена», но не получилось. А затем, когда пришли успехи в баскетболе, я перестал думать о занятиях футболом. Я рад, что сложилось именно так.


— Со стороны складывается впечатление, что вы классический «хороший мальчик». В школе вы были отличником или хотя бы хорошистом?
— Мои учителя бы посмеялись над такой постановкой вопроса. Учился я всегда неплохо, троечником не был, хотя и отличником тоже, но вот с поведением были серьезные проблемы. Из-за поведения я в первом классе ушел из гимназии, после второго-третьего класса в другой школе со мной тоже не хотели связываться. Например, когда я говорил, что забыл дневник, некоторые замечания даже писали в дневник моей сестры, которая училась на один класс младше меня. Потом, когда я перешел в спортивный класс, там я уже не выделялся своим поведением. К тому же я начал больше посвящать себя баскетболу, больше уставать, и в школе было особо не до веселья.


— Что же вы такого делали?
— И дрался, и петарды в школе взрывал, и баллончик перцовый распылял — много было всяких историй.


— Но теперь на площадке вы само спокойствие. Куда делать эта агрессия?
— После удачных действий — после забитого данка, например, — идет всплеск этой энергии. Но ее не надо тратить просто так. Нужно копить в себе и использовать в тот момент, когда агрессия действительно нужна.


— Вы себя сейчас чувствуете лидером команды — после того, как из-за травм выбыли из строя Дмитрий Кулагин и Евгений Валиев?
— Когда лидеры получают травмы, то всегда кто-то другой должен взять инициативу на себя. В этот раз это попробовал сделать я, у меня стала получаться игра. Мне стали больше доверять и партнеры, и тренеры.


— Не обидно, что вы, получается, вы¬шли на первый план только из-за травм других ребят?
— У каждого есть своя роль. Не может же быть в команде 12 лидеров. Кто-то получает больше игрового времени, кто-то меньше. Но я считаю, что каждому будет дан шанс проявить себя. Я получил этот шанс сейчас и стараюсь доказать, что могу быть лидером. После возвращения ребят в строй я буду делать всё возможное, чтобы сохранить такую роль. Мне приятно набирать очки. Приятно, когда публика радуется и поддерживает тебя. Мне это дает большой прилив сил и эмоций.


— Вы достаточно давно привлекаетесь в сборные России разных возрастов. Что молодежные сборные дают игроку такого, чего не может дать клуб?
— В сборную всегда собирают самых лучших игроков со всей страны. Когда ты играешь на каких-то международных турнирах, то ты играешь против всех лучших ребят из других стран. Это тяжелее, чем играть в клубе, поэтому ты набираешься опыта и от своих партнеров, и от соперников, против которых играешь. В клубе это тоже есть, но не в столь большой степени.


— Какой матч или турнир вам запомнился больше всего?
— Для меня это был как раз мой первый крупный турнир — чемпионат мира среди игроков до 19 лет. На нем мы заняли третье место, и он мне запомнился больше всего. Там была и победа на последних секундах над командой Бразилии, и победа над американцами в четвертьфинале. В итоге мы взяли бронзовую медаль, и для меня эта награда имеет большую ценность.


— Есть мысли насчет первой сборной?
— Мне хочется попасть в первую команду. В прошлом сезоне не получилось. Возможно, это как раз связано с тем, что я боялся брать на себя ответственность, старался избавиться от мяча, лишний раз не атаковал сам. В этом сезоне я надеюсь показывать хороший уровень, на котором действую сейчас.


— В 14 лет вы загадали на Новый год сделать слэм-данк в игре на глазах у родителей, и вам это удалось. Вам броски сверху были ближе, чем классные передачи или точные трехочковые?
— В детстве мне действительно было важнее убежать и забросить сверху, чем что-либо еще. Все мы только и мечтали забить сверху, чтобы похвастаться этим. Никто не запоминал результативные передачи или подборы — только очки. Хотелось показать на площадке что-то красивое, о результате никто не задумывался.


— Сейчас, помимо результата, какие цели вы ставите перед собой, какие статистические показатели для вас важнее всего?
— В последнее время я уделяю особое внимание перехватам. Я очень много смотрю матчей NBA, слежу за статистикой, за различными интервью тренеров. Так вот, все они больше обращают внимание именно на защиту. Игроков, которые могут забивать, везде много. А вот игроков, которые любят и умеют защищаться, меньше, и они очень ценны. Так что я, когда открываю свою статистику, смотрю в первую очередь на количество перехватов, ну и передач, потому что играю на позиции первого-второго номера.


— Теперь на Новый год ничего касательно баскетбола не загадываете?
— Нет. Перестал загадывать после того, как забил сверху.


— Как собираетесь провести праздники?
— У меня столько лет не было возможности отпраздновать Новый год дома, поэтому мы с женой договорились, что сначала по¬едем отметим с моими родственниками, а затем — с ее. Хочется провести Новый год в семейном кругу. Раньше мы семьей собирались у моей бабушки, всегда была живая елка. Родители, дедушки, бабушки старались незаметно от детей положить подарок под елку. Хотелось бы это снова пережить.