Вальтер Ходж: «Профессиональные спортсмены — никто без болельщиков»

Вальтер Ходж — новое имя для российского баскетбола. Ходж тем не менее сразу обратил на себя внимание и был номинирован на звание MVP Единой лиги ВТБ в октябре. В интервью «Зенит-Баскет» Вальтер рассказал о своем становлении как игрока и личности — от военной академии до Санкт-Петербурга.
Вальтер Ходж:  «Профессиональные спортсмены — никто без болельщиков»

— Вы родились и выросли в Пуэрто-Рико. Что значит Пуэрто-Рико для Вальтера Ходжа?
— Для меня Пуэрто-Рико значит очень много. Я там родился и вырос, вся моя семья живет в Пуэрто-Рико. В пуэрториканцах течет кровь трех рас — испанцев, индейцев и африканцев. Для людей в Пуэрто-Рико это всегда было очень важно.

— У вас тройное гражданство: пуэрто-риканское, американское, а также Виргинских островов. В США вы учились, но как вы связаны с Виргинскими островами?
— Виргинские острова — это небольшой архипелаг недалеко от Пуэрто-Рико. Люди в тех краях часто переезжают с острова на остров. Вот мои бабушка и дедушка со стороны отца — оттуда. На Виргинских островах, кстати, еще родился Тим Данкан — великий баскетболист.

— Как вы начали играть в баскетбол?
— Я полюбил баскетбол, когда мне было года два. Я даже будил отца и просил его поиграть со мной. Он сам в прошлом профессиональный баскетболист, отличный защитник, поэтому я влюбился в этот вид спорта. Начал я играть в четыре года — так и продолжаю. Это была моя судьба. Да, я не слишком высокий, но у меня есть талант, который дан мне свыше.

— Вам никогда не говорили, что у вас ничего не получится из-за недостатка роста, или ваши тренеры всегда в вас верили?
— Мои тренеры всегда в меня верили, но многие люди — скажем, из сборной Пуэрто-Рико — говорили, что я недостаточно высокий, чтобы выступать на международном уровне. Правда, уже через пару лет они сменили тон: «А давайте все-таки возьмем его!» Но никто мне не говорил, что я не смогу заиграть. Я всегда был сильным, высоко прыгал, и всем это нравилось. — Можете дать советы тем, кто хочет играть в баскетбол, но не обладает выдающимися физическими данными? — Только тяжелая работа и целеустремленность. И не давайте никому разрушить вашу мечту. Я обожаю добиваться тех целей, которые ставлю перед собой.

— Вы отучились в Воздушной академии США. Значит ли это, что у вас военное образование?
— Нет. Многие мальчишки идут туда, чтобы стать летчиками, моряками, получить другие военные специальности, но я туда пошел, просто чтобы получить хорошее образование, к тому же там отличная баскетбольная программа — можно сказать, лучшая. Кстати, я учился вместе с Сашей Кауном (центровым московского ЦСКА и сборной России. — Прим. ред.), но мы с ним никогда не хотели стать военными. Я уважаю тех, кто выбирает такой путь, но это не мое.

— На уровне колледжа вы играли за «Флориду Гейторс» под руководством известного тренера Билли Донована. Он воспитал таких игроков, как Брэдли Бил, Кори Брюэр, Майк Миллер, Джоахим Ноа, и многих других. Насколько на вас повлияла работа с ним?
— О, это один из лучших тренеров, с которым мне приходилось работать! Он отлично умеет мотивировать. Донован не только сделал меня приличным игроком — он повлиял на меня как на человека. Мы дважды с ним выигрывали национальное первенство. Игроки и тренеры были настоящей семьей. С Ноа, Брюэром и Кори Ричардсом мы дружим до сих пор, стараемся быть на связи, следить друг за другом.

— Вы с ребятами и тренерским штабом даже пару раз встречались с тогдашним президентом Джорджем Бушем-младшим. Это из-за чемпионства?
— Да, классно было! Мы дважды ходили в Белый дом, потому что два раза выигрывали титул. Все команды, которые побеждают в национальном первенстве, обязательно попадают на прием к президенту. Встречей с президентом не каждый может похвастать.

— После того как вы не попали в НБА, отправились в Польшу играть за «Стелмет». Почему сделали такой выбор? Какие у вас были первые впечатления от европейского баскетбола?
— В тот момент для меня было важно попасть туда, где я смогу постоянно играть и демонстрировать свои способности. Польская лига стала для меня трамплином. Многие парни заявляли о себе в Польше, а затем делали отличную карьеру в Европе. «Стелмет» дал мне шанс, и в ответ я полюбил Польшу. Мне было трудно оттуда уходить — в Польше я вырос как игрок. Что же до европейского стиля, то он серьезно отличается от американского, да и пуэрто—риканского. В Пуэрто-Рико игра постоянно как на качелях, в стиле НБА.

— Ваш следующий шаг в карьере — испанская команда «Лаборал Кутча». Там вы надолго не задержались. Что пошло не так?
— Команда потерпела серию поражений, а в таких случаях тренер всегда хочет что-то поменять. Я был новичком без опыта выступлений в Евролиге, и меня посадили в запас. В принципе, я мог остаться, но я все-таки сказал генеральному менеджеру, что не хочу сидеть на скамейке и получать за это много денег — не мой стиль. Я хотел уйти, чтобы играть, развиваться, улучшать свои игровые качества, а затем вернуться. И я поехал в свою старую команду из Пуэрто-Рико. Там мы вышли в финал чемпионата, а меня признали MVP лиги. Это был правильный выбор: я играл дома и рос как игрок. Но в этот момент в «Лаборал Кутча» сменился тренер, и новый коуч захотел привести в команду своих парней.

— Следующая ваша европейская команда — «Зенит». Что вы подумали, когда получили предложение из Петербурга? Насколько быстро согласились?
— Я недолго думал, прежде чем согласиться на переезд в Россию. Я всегда хотел попробовать поиграть тут несколько лет — в зависимости от того, как пойдут дела. «Зенит» сделал мне серьезное предложение. Мой контракт был достаточно дорогим, и немногие команды готовы были рискнуть и подписать меня. Тренерский штаб интересовался мной еще во времена «Триумфа», так что я поговорил со своим агентом и согласился.

 — Какие первые впечатления от команды, тренерского штаба, города?
— Я присоединился к «Зениту» на сборах в Литве. Там было много молодых ребят, потому что вся команда работала вместе. Поначалу было неясно, что мы собираемся строить, чего хочет тренер. Сейчас всё становится понятней, мы лучше понимаем друг друга. Что до Петербурга, то это, безусловно, красивейший город, но вот погода пока не очень — постоянные дожди и холод. После Пуэрто-Рико сложновато. Но, несмотря на холод, мы с командой сходили на футбол. Я уже был на футболе в Испании, есть с чем сравнивать, и на «Петровском» было просто отлично, болельщики великолепны. Игра выдалась напряженная — 0:0, но парни точно заслуживают самого лучшего.

— С первых игр вы стали одним из лидеров команды. Как так вышло?
— Тут, наверное, есть несколько причин. Тренер дает мне много свободы на площадке, а стиль, в котором мы играем, мне нравится. Каждый раз я делаю для победы всё, что в моих силах, а также стараюсь, чтобы все ребята играли лучше.

— Иногда во время игры вы собираете в круг тех, кто находится на паркете, и что-то им говорите. Это обычно тактика или какие-то мотивирующие слова?
— Зависит от ситуации. Иногда тренер через меня передает какие-то тактические задумки. Иногда нужно просто сказать: «Да что вы вообще творите?» А иногда это что-то вроде: «Ребята, давайте успокоимся».

— А вы уже знаете какие-то русские слова?
— Ха! Знаю, но не могу их сказать! Я немного понимаю по-русски. Еще в колледже у меня было несколько друзей из России. Я всегда слушал, что они говорят, улавливал какие-то слова и фразы — это было забавно. А вообще, конечно, было бы неплохо еще подучить язык.

— Болельщики в Петербурге отлично вас приняли. В соцсетях уже появились странички, посвященные вам. Что для вас значит такое признание болельщиков?
— Это значит для меня очень-очень много! Без болельщиков мы никто! Я всегда говорил и буду повторять, что профессиональные спортсмены трудятся для большой семьи — своих болельщиков. Когда болельщики реагируют так, как у нас дома, это значит, я затронул их сердца, и это замечательно.