Артем Вихров: «Для меня Петербург — особенный город, который я люблю всем сердцем»

Защитник «Зенита», воспитанник петербургского баскетбола Артем Вихров рассказал о конкуренции в команде, своих кумирах, целях и вспомнил курьезный случай на выезде в Красноярске.
Артем Вихров: «Для меня Петербург — особенный город, который я люблю всем сердцем»

— Что вы чувствуете, вернувшись в родной город?
— Восторг, радость, волнение, нервозность. Впервые меня поддерживает так много друзей и родственников, для меня такое впервые. Это очень приятно и очень ответственно. Такая поддержка мне очень помогает и серьезно подстегивает.

— Чего питерского вам не хватало в Москве?
— Наверно, спокойствия, уравновешенности, вежливости, отзывчивости, которая свойственна петербуржцам. Для меня Петербург — особенный город, который я люблю всем сердцем.

— Практически всю свою карьеру вы провели в системе подмосковного «Триумфа», сейчас перешли в «Зенит», но также продолжите работать под руководством Василия Карасева. Расскажите о стиле Василия Николаевича, требовательный ли тренер Василий Карасев?
— Василий Карасев всегда пропагандировал быстрый баскетбол. И в «Зените» он этот стиль сохранил. Что касается требовательности. Тренер всегда был требовательным, особенно это касается игры в защите. В нападении нам дается больше свободы, больше возможностей импровизировать.

— В одном из интервью Василий Карасев сказал , что привыкает и привязывается к игрокам, которые с ним работают несколько сезонов. А можно то же самое сказать и про игроков?
— Думаю, что да. Мы привыкаем к требованиям, системе, схемам. И когда начинаешь новый сезон у прежнего тренера, то уже знаешь, чего тренер хочет, чего ожидает. И так гораздо легче работать.

— Но, наверно, если игрок работает с одним и тем же тренером несколько лет, у него снижается острота восприятия?
— Не могу так сказать. Поверьте, Василий Николаевич всегда держит нас в тонусе, не дает расслабиться. Но мы и так прекрасно знаем: если будешь пропускать его слова мимо ушей, то это сразу отразится на игре, начнутся провалы. А это чревато последствиями.

— Возможны ли теплые, дружеские отношения игроков с тренером?
— Да, конечно. Мы общаемся с тренерским штабом не только на площадке во время игр и тренировок, а также, например, и в дороге на гостевые матчи, беседуем на самые разные темы.

— Тренер вам многое прощает?
— Нет, на площадке существует субординация и есть свои правила. Тренер не делает никаких поблажек и скидок игрокам.

— На вашей позиции в команде играют Артем Комолов и Вальтер Ходж. Ощущаете ли острую конкуренцию за игровое время?
— Уверен, шанс будет предоставлен всем, а кто как им воспользуется — дело каждого. Конкуренция есть, но все зависит только от самого игрока.

— В некоторых видах спорта, особенно в женских командах, игроки прибегают к неспортивным методам, чтобы выключить конкурента из борьбы за место в составе. А в мужском баскетболе подобное случается?
— Нет, я никогда с таким не сталкивался. У нас очень хорошие отношения с ребятами по команде. На тренировках мы часто играем друг против друга, конкурируем, но вне площадки часто проводим время вместе. Не знаю, как в других командах, но за всю мою карьеру я не могу припомнить ни одного такого случая неспортивной борьбы внутри команды. Например, если я обращусь за советом или помощью к партнеру по команде, то мне никогда не откажут.

— Чья игра в команде «Зенит» вас удивляет?
— Мне очень нравится игра Вальтера Ходжа, я пристально слежу за тем, как он поступает в тех или иных ситуациях, что делает на площадке, как руководит командой, разговаривает с партнерами, расставляет игроков. На данный момент он для меня — пример для подражания.

— Однако вы очень разные по характеру. Вальтер — очень достаточно эмоциональный игрок, а вы — наоборот...
— Считаю, что мне нужно быть более эмоциональным. Мне и тренеры постоянно говорят, чтобы я не держал эмоции, энергию внутри себя, а выплескивал во время матча. Буду стараться, думаю, что у меня получится. Я пробовал быть более эмоциональным в игре за резервную сборную, вроде неплохой результат вышел.

— Сыграл ли роль тот факт, что над сборной не довлел результат?
— Возможно. Тренеры нам говорили просто играть в свою игру и не смотреть на результат. Именно поэтому я и решился попробовать что-то новое, быть более раскрепощенным, эмоциональным в составе резервной сборной. Считаю, что благодаря выступлениям в резервной сборной я прибавил в уверенности в себе, так как получал много игрового времени, мне предоставлялась свобода действий в нападении и в защите. Мне это понравилось. И я почувствовал прогресс.

— Выход в стартовой пятерке является для вас предметом гордости?
— Для меня не играет особой разницы, как выходить — в старте или со скамейки. Главное, выходить и играть. Можно выйти в старте, отыграть минуту и потом просидеть на скамейке до конца игры.

— Можно также выйти в «мусорное время» и отыграть довольно много...
— Верно. Все зависит от ситуации. Выход в старте придает немного дополнительной уверенности, но это явно не то, чем стоит особенно гордиться.

 — Есть игроки, чья игра очень сильно зависит от настроения. Вы такой?
— Нет. Перед игрой я стараюсь сконцентрироваться на игре, неважно, что происходило у меня в жизни, так что от настроения моя игра не зависит. Скорее она зависит от того, выспался я или нет.

— Сколько вам нужно спать для того, чтобы чувствовать себя отлично?
— Очень много. Думаю, часов 12-13.

— Говорят, вы можете заснуть в любом месте и в любом положении.
— Верно говорят. И это очень помогает при переездах, перелетах. Я использую любую свободную минутку для сна.

— Баскетбол снится?
— Нет.

— Кажется, с вами не так давно случился курьезный случай, связанный с вашей любовью поспать.
— Да, была такая история. Мы играли в Красноярске и на следующий день рано утром вылетали в Москву. Когда все выходили из автобуса у аэропорта, то толкнули меня, чтобы разбудить. Команда благополучно вышла, забрала багаж и ушла. А я вновь задремал. Водитель автобуса уехал, команда только через какое-то время не досчиталась одного игрока. Автобус развернули на полдороги и на самолет не опоздал. Но поспал-то отлично!

— Что помогает вам настроиться на игру?
— Я стараюсь в голове прокручивать те или иные ситуации, которые могут сложиться в предстоящем матче, и стараюсь заранее продумать, как я буду действовать в этих ситуациях. Это позволяет мне сфокусироваться на игре.

— В этих воображаемых ситуациях вы всегда выигрываете?
— Нет. Но если я проигрываю, то вновь начинаю проигрывать тот эпизод, думать, что нужно сделать для победы.

— Вы амбициозный игрок?
— Да. Моя ближайшая цель — попасть в сборную России. Я всегда ставлю перед собой конкретную цель, добиваюсь ее и двигаюсь дальше.

— Вы суеверный?
— Нет.

— А как же игровой номер 13?
— Мой папа очень любит это число, считает его удачным, и я решил его порадовать и выбрал такой номер. У отца даже есть маленькая наколка на пальце с номером 13, у него всю жизнь с этим числом ассоциируются хорошие воспоминания, и он считает 13 хорошим знаком. Многие люди считают 13 неудачным, но мне нравится, это даже определенный эпатаж.

— У вас нет страха остаться в вечно перспективных игроках? Таких примеров, к сожалению, много в российском баскетболе...
— Я каждый день думаю, не слишком ли я долго нахожусь в статусе перспективного игрока. Участь остаться в категории «вечно подающих надежды» меня пугает, и я делаю все возможное, чтобы перерасти этот статус. Стараюсь много работать над собой, всегда прокручиваю в голове свою игру, какие-то отдельные моменты, анализирую ошибки. Но грызть себя и изводить за каждый недочет — не совсем верно, так можно попасть в психологическую яму. Однако разбирать свои игры и учиться на ошибках, чужих и собственных, очень важно для дальнейшего прогресса.