Сергей Карасев: «Чем больше болельщиков на играх, тем выше шансы на успех»

Нападающий БК «Зенит» Сергей Карасев побывал на «Радио Зенит». Как баскетболисты помещаются в тесных самолетах? Что стало причиной возвращения в Россию? И чего не может позволить себе Карасев-младший в отношении Карасева-старшего? Об этом и многом другом Сергей поговорил в прямом эфире клубного радио.

— Сразу начну с вопроса о здоровье. Когда вас ждать на паркете?
— Чувствую себя лучше, чем это было две недели назад. Процесс восстановления идет, делаю каждый день процедуры. Сложно говорить о сроках, нет конкретной даты. Но мы с докторами делаем все возможное, чтобы я как можно быстрее присоединился к команде и помог достичь того, чего хочет весь баскетбольный Петербург.

— Вы получили травму в матче с «ВЭФ». Что там случилось?
— Мне ставили заслон, а я его не заметил. В последний момент я хотел от него уйти, но рука вылетела в другую сторону. Плечо хрустнуло, да и в целом ощущения неприятные. Но таков спорт, подобное может произойти с каждым. Ради этого мы и играем: в одних эпизодах ты получаешь удовольствие, в других — травмы. Но это неотъемлемая часть баскетбола. Настоящий профессионал возвращается в строй более сильным, сконцентрированным и полезным для команды.

— Последняя неделя для «Зенита» выдалась чудесной. Первые 100 очков в Единой лиге ВТБ, обыграны «Нижний Новгород» и «Бавария». Что вы чувствуете, когда смотрите на все происходящее со скамейки?
— Это очень трудно, вы даже не представляете насколько. Изнутри все кипит и играет, когда ты смотришь на все со стороны и не можешь никак помочь партнерам, а еще болельщикам, чтобы те получили то, ради чего пришли на стадион. Тяжело без того адреналина и тех эмоцией, которые ты получаешь во время игры. Наверное, в проигранных матчах я виню себя еще больше, ведь мне не удалось помочь ребятам. Когда ты сам выходил на паркет и потерпел поражение, можно посмотреть дома видео с игрой и как-то проанализировать. А тут ты просто понимаешь, что был не в силах чем-то помочь. И это вдвойне обидно.

— Но продолжим о хорошем. «Нижний Новгород» — не самая сильная команда. Но вот победа над «Баварией» в гостях — это было очень круто. Вы смотрели по телевизору?
— Да, видел по телевизору этот матч. Но я еще хочу сказать по поводу поединка против «Нижнего». Эта встреча была сложной, потому что до того мы уступили с крупным счетом ЦСКА, потом проиграли в Испании «Уникахе». И после двух поражений нужно было выбираться из этой ямы. В плане каких-то эмоций эта победа была очень важна. Ну а в среду с «Баварией» ребята сыграли на все 120 процентов. Конечно, можно было добавить где-то в защите. Но мюнхенцы — это команда Евролиги. И мы тоже достойны там играть. Нам по силам очень многое, если продолжим в том же духе. Впрочем, есть над чем работать.

— А баскетболисты «Зенита» знают историю про противостояние нашей футбольной команды с мюнхенцами?
— Нет, даже я не знаю.

— В 2008 году в рамках полуфинала Кубка УЕФА футболисты «Зенита» играли на «Петровском» с «Баварией». И тогда мы сенсационно победили 4:0. Так что для Петербурга продолжение той традиции вдвойне приятно.
— Но зато я помню, как «Зенит» победил в финале.

— Вы футбол любите?
— Да, смотрю и сам иногда играю. Стараюсь в нападении.

— А как это с ростом в 201 сантиметр? Головой хорошо играете?
— Ну, Артем Дзюба же как-то играет. У него рост 197 сантиметров.

— На «Петровский» уже ходили?
— Нет, пока погода не позволяет. Но еще будет возможность.

— И все-таки вернемся к поражению с ЦСКА. Что вы чувствовали, когда смотрели эту игру?
— Досаду. Меня не было на площадке, и я не мог помочь. Кроме того, в поединке с таким соперником я бы мог себя проверить. Сказалось и отсутствие Яниса Тиммы. Это не выбило ребят из колеи, но до того график был очень тяжелый, и ребята просто перегорели. Игра с ЦСКА — это всегда небольшой праздник. Все хотят их одолеть. Самое главное, что мы выбрались из этой ямы. И победа в Мюнхене показала: мы не опустили голову и продолжили делать то, что мы делаем. В следующем году у нас будет шанс реабилитироваться перед своими болельщиками у себя дома.

— Будем ждать. В Единой лиге есть ЦСКА и все остальные. Такая ситуация вам не надоела?
— Конечно, мы хотим прервать эту традицию. Армейцы — это лучшая команда в Европе, и они доказывают это от игры к игре. У всех найдется на них обида, им немного завидуют, и мы постараемся сломать этот стереотип.

— Все ли баскетболисты в России хотят перейти в ЦСКА?
— Я не такой. Вообще, предел мечтаний — НБА. Но, наверное, есть стимул играть за ЦСКА. Отличный клуб с богатой историей, и молодые ребята мечтают защищать цвета армейцев. Это правда. Но играть надо там, где есть возможность. Для молодежи из России важно в первую очередь иметь практику. А не значиться в гранде. Тогда это поможет сборной.

— О чем мечтает Сергей Карасев?
— Обыграть ЦСКА и выиграть Евролигу. Сначала, конечно, туда попасть, а потом завоевать трофей.

— Достойно. Единственный клуб, у которого есть самолет, чтобы баскетболисты могли летать на выезды, — это как раз ЦСКА. У баскетбольного «Зенита» такого самолета нет. Поэтому приходится летать обычными рейсами. Сергей, расскажите самую нелепую историю, которая случилась в самолете с баскетболистами петербургской команды.
— На самом деле таких историй много. Но из последнего — это перелет в Испанию на матч с «Уникахой». Ребята отправились туда с пересадкой в Париже. Меня, правда, тогда не было. Во-первых, из-за погоды они задержались в Петербурге и еле успели на пересадку. А потом у половины команды пропал багаж, бывает.

— Вы жили в Америке и играли в НБА. Чем вас поразила эта страна в бытовом плане?
— Совсем все иначе. Особенно в первый год после переезда. Я тогда был совсем один. Не было ни семьи, ни близких, ни знакомых. И первые три месяца у меня график был такой: проснулся, на тренировку, домой. Иногда доезжал до заправки, чтобы купить еды. Так я жил до того, как приехала моя девушка. Я смотрел сериалы, играл в игры. Но это были самые сложные три месяца в жизни. Город такой еще был — Кливленд, где абсолютно нечего делать. Но с появлением девушки начал обживаться, потом переехали в Нью-Йорк, а там был Андрей Кириленко. И в Нью-Йорке стало легче, а потом и друзья, и знакомые появились. Со временем привыкаешь, и остается какая-то частичка в той стране, где жил. Поэтому последние полтора года было все совсем по-другому — иное настроение. Ну и в США для обычного человека сделано больше, чем в России. Не хочу ругать свою страну, но в плане быта и существования в Америке все на высшем уровне.

— Куда сходить в Нью-Йорке туристу?
— Эмпайр-стейт-билдинг, Мэдисон-сквер-гарден — много мест. Я могу экскурсию провести.

— В НБА было трудно?
— Очень. Первый год я был не совсем готов к этой лиге. Я приехал дохленьким мальчиком, не хватало физики и многих качеств. В первый год я качался в зале и работал с тренерами. А когда перебрался в Нью-Йорк, у меня появились шансы. Но в НБА нужна удача. Если ты попал в нужную команду к правильному тренеру, то без разницы, кто ты: белый или черный, сильный или слабый. Если он видит тебя в своей системе, то ты будешь играть.

— Вы долго рассматривали варианты, где в России продолжить карьеру?
— Да, было много предложений. Но посчитал, что Петербург станет отличным местом, чтобы продолжить играть. Ну а еще у нас родился ребенок, а здесь все родственники и близкие. И жене они могут оказать неоценимую помощь. Я же тут получил возможность сконцентрироваться на баскетболе. Ну и, конечно, уделяю время ребенку, хотя мысли направляю и на игру.

— Я думала, что вы «Зенит» выбрали, потому что тут работает ваш отец.
— Это тоже сыграло определенную роль. Я знал, что отец в курсе моих сильных и слабых сторон, понимает, как меня использовать. А за три года в НБА что-то в плане уверенности я потерял. И потому вернулся к отцу, сделав правильный выбор.

— Ваш трансфер в «Зенит» стал самым громким в это летнее межсезонье. Вы уже играли в «Триумфе» под руководством отца. Вам с ним комфортно?
— Люди ошибаются, когда говорят, что я вернулся под крыло отца. Да, наверное, шансов он даст чуть больше. Но это серьезная ответственность. Да и отец понимает: если он будет давать мне по 40 минут в каждом матче, а результата нет, то он станет первым, кто уйдет со своего поста. Мы оба это понимаем. Я должен оправдать его доверие, ведь это была его инициатива, чтобы я вернулся в Россию.

— Вы получаете от него так много критики.
— Да, в три-четыре раза больше, чем все остальные. И это нормально. Он и тренер, и отец. Он не может относиться ко мне так же, как и к другим игрокам. Потому что они должны понимать: раз с меня такой спрос, значит, и им тоже нужно работать. А еще я не могу ответить на упреки как отцу. Партнеры по команде все видят.

— У вас не было выбора профессии? Только баскетбол?
— Да, как в 11 месяцев мне дали мяч в руки, так я с ним и по сей день. В два года мне купили маленькое баскетбольное кольцо. Конечно, у меня не было выбора. Мама волейболом занималась, но об этом виде спорта и речи не было. С отцом — на играх и тренировках. И я об этом не жалею.

— Чего ждать болельщикам в нынешнем сезоне?
— Ждите красочных игр и побед. Мы вас не разочаруем. Чем больше болельщиков будет на играх, тем выше шансы на успех. Ходите, поддерживайте нас, а мы будем доставлять вам удовольствие.