Дейвидас Ринкевичус: «Планирование — прежде всего»

Тренер «Зенита» по физической подготовке Дейвидас Ринкевичус рассказал о своем увлечении легкой атлетикой и баскетболом, о специфике тренировок в концовке сезона и о преимуществах футбольной инфраструктуры.

Дейвидас Ринкевичус: «Планирование — прежде всего»

— Вы самый загадочный человек в тренерском штабе «Зенита». Расскажите о себе.
— Я родился и вырос в Литве, в городе Каунасе. Серьезно занимался легкой атлетикой. В баскетбол играл совсем немного, просто забавы ради, потому что этот вид очень популярен в Литве. После школы я учился в академии физической культуры, стал бакалавром, магистром, поступил в аспирантуру, но так получилось, что уехал работать в Россию и так и не доучился. Надеюсь, в будущем у меня еще будет шанс это исправить.

— На каком уровне вы выступали в легкой атлетике? И в каких видах?
— Я прыгал в высоту и тройным прыжком. Несколько раз становился чемпионом Литвы, Прибалтики, Северных стран. Когда мне было лет 16–17, в своем возрасте я выступал неплохо на чемпионате Европы, даже был в призерах один раз.

— Почему не стали продолжать легкоатлетическую карьеру?
— Я был настроен на это, потому что результаты показывал неплохие. В 20–21 год можно было зацепиться, но в Литве легкая атлетика непопулярна. И дело не в том, что в ней мало денег, а в том, что уровень достаточно низкий. У меня было предложение поступать в Университет Канзаса в США, там уже учились несколько сильных литовских атлетов. Но к тому времени я подписал контракт в Литве, по которому мне здесь гарантировали обеспечение: сборы и все остальное. Я человек, который не любит быстро всё менять, к тому же родители оставались тут. Но контракт не выполнялся. Вдобавок я получил травму и понял, что либо и дальше буду заниматься полупрофессионально, либо мне нужно найти другое занятие на всю жизнь. Я принял решение и считаю его правильным, хотя, конечно, жаль, что в американский университет так и не поехал.

— А как вы стали работать в баскетбольной сфере?
— В Литве очень серьезная баскетбольная культура, в Каунасе есть команда уровня Евролиги — «Жальгирис». Все за ней следили, все ее знали. В «Жальгирисе» выступали такие звезды, как Сабонис, Куртинайтис, Хомичюс. Мой брат был очень высокий, 218 сантиметров, он тоже занимался баскетболом. Я иногда ходил к нему на тренировки, да и вообще мне всегда был интересен баскетбол. К тому же я познакомился с тренером «Жальгириса» по ОФП и хорошо с ним общался.
Я занимался спортом, поступил в университет и подумал: где я могу работать, что я люблю? Моя специальность — тренер по легкой атлетике, а потом нужно еще сдать экзамены, чтобы получить лицензию тренера по функциональной подготовке. Мне это подошло, я знаю спорт, люблю баскетбол и легкую атлетику, ну и все вместе срослось. Так что работаю полностью по своей специальности.

— С Василием Карасевым вы вместе с самого начала его карьеры главного тренера?
— Я приехал в «Триумф» в сезоне-2011/12, когда команду тренировал Вальдемарас Хомичюс, но потом главным стал Василий Николаевич, который раньше был ассистентом. С того времени мы и работаем вместе. С ним очень удобно и приятно, друг друга понимаем с полуслова.

— Каковы были ощущения после перехода в «Зенит»? Для России это же необычный проект — баскетбольный клуб в системе футбольного по типу «Реала» или «Барселоны».
— Футбольные клубы обладают серьезной историей и соответствующей инфраструктурой. Например, у «Зенита» есть база в Удельном парке, оборудование, все на высшем уровне, а в баскетболе только самые большие клубы могут себе это позволить. В Европе многие клубы входят в структуру футбольных. Не только «Барселона» и «Реал», но и «Олимпиакос», например, хотя о нем реже говорят. Уверен, что футбол там тоже играет большую роль. Когда у тебя перед глазами пример других менеджеров — работников футбольного клуба, ты стремишься что-то у них перенять, пусть виды спорта и разные. Когда есть возможность, я посещаю базу в Удельном парке. Я живу недалеко, к тому же там тренируются наши игроки после травм. Я общаюсь с докторами, реабилитологами — это мне помогает двигаться вперед.

— Если брать обычную тренировку, вы наверняка отвечаете за разминку, растяжку, тренажерный зал. А в игровых занятиях?
— Конечно, комбинаций я не придумываю — этим занимается главный тренер со своими ассистентами, — но мы составляем вместе тренировочный план. Сначала это общий план на месяц вперед: когда у нас игры, когда отдых, сколько тренировок. Потом идет план на неделю — уже более детальный. Я по этому поводу должен высказать свои соображения и аргументировать их, а Василий Николаевич как главный тренер уже принимает решение. Ну и сами тренировки тоже разные: есть предыгровая, есть бросковая в день игры, есть послеигровая. Мы с тренерским штабом решаем, над какими физическими навыками нужно работать — над скоростью, выносливостью, силой, — и на это накладываем баскетбольную составляющую. Почему я и говорю, что мне хорошо работается с Василием Николаевичем: у нас есть система и понимание, нам не нужно что-то много обсуждать, поэтому процесс планирования занимает меньше времени.

— Сейчас у «Зенита» очень сложный период. Команда часто играет, много перелетов. Вам тоже нелегко приходится?
— Не могу сказать, что для меня это сложно физически. В первую очередь важно планирование: сколько мы летим или едем, кто сколько играет и так далее. Лидерам, которые играют по 30 минут, как Даудэлл и Тулсон, и игрокам, которые вышли, скажем, на две минуты, нельзя давать одинаковые упражнения. Также необходимо понимать, в какой период мы играем, — идет концовка регулярного сезона. У игроков разное состояние в начале сезона, на Новый год и сейчас. Силы понемногу уменьшаются. Нельзя перегружать ребят, чтобы поддерживать оптимальную форму. В этот период переработать еще хуже, чем немного недоработать.

— Для некоторых игроков вы составляете диеты. Это нормальная практика для тренера по физической подготовке или у вас есть специальное образование?
— Специального образования у меня нет, но в наше время человек должен владеть информацией не только по своей узкой специальности. Например, ты видишь, что человек тренируется, отдает много сил, но результат не такой, какой нужен. Для набора мышечной массы работа — это только 50 процентов, остальное — это то, что мы едим. Игрок должен потреблять больше калорий, чем сжигает, тогда будет прирост. Ну и, конечно, важно то, какие это калории. Можно получить их, съев 30 шоколадных батончиков, но это будет только сахар, а нам нужен и белок, и много чего остального. Необходимо собрать свои калории из хороших продуктов и усвоить их. Ну а соответствующая дисциплина в университете у меня была, да и жена моя занимается фитнесом и тоже много про это знает.

— Раз вы упомянули жену, расскажите, как вам с семьей живется в Петербурге? Тем более что у вас тут родилась дочь.
— Мы с женой вместе с 2008 года, поженились в 2012-м, а дочке 28 апреля уже будет год. Хорошо живется. У жены тут родственники, так что она себя чувствует практически как дома, каждый день гуляет с дочкой в парке неподалеку. Мы любим театр, но сейчас на него особо нет времени. Жена занимается ребенком, у меня много игр, перелетов, а в свободное время хочется побыть с дочкой. Сейчас будет хорошая погода, может, хоть удастся выбраться в город всем вместе, погулять по паркам.