Никита Баринов: «Всегда приятнее играть дома»

Отыгравший большую часть профессиональной карьеры в Литве форвард «Зенита» Никита Баринов рассказал о том, зачем молодым игрокам стоит уезжать за границу, о сложностях возвращения на родину и о корейской Универсиаде.

Никита Баринов: «Всегда приятнее играть дома»

— Расскажите, как вы пришли в баскетбол и почему выбрали именно этот вид спорта.
— В баскетбол играл мой отец. Когда я был маленьким, он уже выступал не профессионально, а с любителями. Перед матчами он любил смотреть по телевизору НБА, в основном на Майкла Джордана. Таким образом он заряжался на свои игры. Ну и, естественно, я был с ним. Сначала смотрел НБА, потом — как играет он. Можно сказать, я пошел по стопам своего отца.

— Он ожидал, что у вас получится заиграть на профессиональном уровне?
— Думаю, да. Мы всегда ставили перед собой максимальные цели. Просто прийти и ничего не добиться было бы неинтересно. Если бы я, допустим, не захотел играть в баскетбол, все бы закончилось еще на раннем этапе в спортшколе. Я бы просто сказал, что мне не нравится заниматься. Но мне нравилось, я продолжал играть, и родители, да и все родственники, верили в меня, а сейчас продолжают ждать еще большего.

— Такой серьезный настрой помог вам попасть не куда-нибудь, а в систему ЦСКА!
— Да, это был серьезный прорыв. Тренер тогда говорил, что у меня есть все шансы играть даже на уровне Евролиги.

— Насколько вообще реально парню из молодежки ЦСКА пробиться в основу клуба? Вы чувствовали, что у вас есть такой шанс?
— Мы выбрали другой путь. Я понимал, что если попаду в ЦСКА, то буду только тренироваться, а игровой практики получу очень мало. Потому было принято решение уехать в Литву. Тем более что это была Высшая лига, там можно играть против тех же «Жальгириса» или «Летувос Ритас». Но в таком варианте развития карьеры есть и свои минусы. В молодежном проекте тренер тебя постоянно ведет, подсказывает. Может, это бы продолжалось и в первой команде ЦСКА. Если же ты уехал, тебе уже никто ничего подсказывать не будет, потому что там все — профессиональные игроки и каждый знает, что ему надо.

— Почему именно Литва? Это связано с тем, что тогда в ЦСКА работал Йонас Казлаускас?
— Да, тогда ЦСКА возглавил Казлаускас, и первая команда, взяв несколько молодых ребят, поехала на сборы в Литву. На одну из тренировок к нам пришли, как я понял, друзья Казлаускаса, которые работали в команде Высшей лиги «Наглис». Им были нужны молодые амбициозные игроки, которые будут биться за каждый мяч. Хотели взять первого и четвертого номеров. Тренер мне сказал, что есть вариант с арендой, и я уехал.

— Считаете, что российским игрокам не стоит бояться пробовать себя за рубежом, если есть предложения?
— В прошлом сезоне в чемпионате Литвы ребят из России было довольно много. Все зависит от того, какие у тебя цели. Если игрок готов, если он знает, что ему нужно и как этого добиться, можно уехать и работать над собой. А просто ехать и не играть смысла нет — конкуренция довольно жесткая. В той же Литве местных игроков много, да и американцев они любят.

— Вы два года играли в клубе с футбольным названием «Ювентус». Ваши друзья из России шутили на эту тему?
— Да. Недоумевали: я же в баскетбол играю, а не в футбол. Приходилось рассказывать, что так назвали баскетбольный клуб. Но, понятное дело, так шутили только те, кто плохо знает такие средние команды.

— А вы сами футболом интересуетесь?
— Нет. Мне он не особенно нравится.

— «Ювентус» — клуб из маленького городка с населением 30 тысяч жителей. Каково было жить там два года?
— Городок действительно маленький, арена тоже, но, поскольку в Литве баскетбол — спорт номер один, зал всегда набирался полный. А когда играли с «Жальгирисом» или «Ритас», люди чуть ли не на ступеньках сидели. Очень много зрителей ходило, ведь, кроме баскетбола, там, по сути, смотреть-то и нечего. Каждый матч становился праздником.

— Баскетболисты «Ювентуса» воспринимались как местные герои?
— Нас действительно любили. На улице или в магазине просто так не подходили, но до и после игр — постоянно. Когда в прошлом сезоне мы стали бронзовыми призерами чемпионата Литвы (случилось это на другом конце страны), а до дома доехали часа в три ночи, болельщики встретили нас, устроили мини-шоу. В тот день мы для них, наверное, стали героями. Такого в истории Литвы не было, чтобы команда-середнячок попадала в тройку.

— Несмотря ни на что, у вас все равно было желание вернуться в Россию? Например, в сезоне-2012/13 вы пробовали себя в «Триумфе».
— Конечно, всегда приятнее играть дома. Кроме того, в России зарплаты больше, чем в Литве. Можно было попробовать уехать в зарубежную команду уровня Еврокубка, но за границей я жил уже достаточно долго. Хочется поиграть здесь — среди друзей и своих болельщиков. Так что вернуться я действительно планировал.

— Шансов попасть в сборную России у вас больше, если вы играете дома? Вас вызывали в 2012-м перед Олимпиадой, но потом — уже нет.
— Возможно, вы правы. У меня была даже такая проблема: когда приезжал в Россию, я не мог сразу попасть в команду Единой лиги. Мне говорили, что сначала надо поиграть в Суперлиге, чтобы меня заметили, и только тогда есть шанс пройти выше. То есть, когда ты играешь у всех на виду, попасть в число сборников или в хорошую команду шансов больше, чем если ты приехал откуда-то.

— Зато вас вызвали в Студенческую сборную, и вы выиграли бронзовые медали Универсиады в Корее. Какие впечатления остались от этого турнира?
— Универсиада стала самым большим событием в моей баскетбольной жизни. Мне очень все понравилось, хотя те, кто играл в Казани, сказали, что у нас было намного лучше. Мне же понравилась и организация, и все остальное. По самому городу, правда, мы особо не ходили. Насколько я понял, тогда было что-то вроде эпидемии, и нас старались от всего ограждать.

— Для вас была большая разница между Суперлигой и Высшей лигой Литвы?
— Изначально я был уверен, что уровень команд в Суперлиге такой же, как и в Высшей лиге Литвы, но он оказался чуть ниже. Хотя все зависит от конкретной команды. Есть клубы, которые могли бы играть и в Единой лиге, и в чемпионате Литвы. Но я приезжал с мыслью, что это для меня временный этап, надо его пройти, иначе меня не заметят.

— У вас уже был опыт перехода в команду Единой лиги по ходу сезона, когда вы не смогли заиграть в «Триумфе». Не было опасений, что история повторится в «Зените»?
— Я помнил о той истории. Но когда «Триумф» брал меня из «Нептунаса», у меня в литовском клубе не было игровой практики. Я два месяца только тренировался. В «Триумфе» времени на раскачку не оказалось, из-за этого я и не смог заиграть. Сейчас же я стал гораздо взрослее и опытнее, игровую практику не терял, и влиться в коллектив было намного проще.

— В матче против «Нимбурка» вы провели на площадке 24 минуты и порадовали зрителей четырьмя блок-шотами. Можно сказать, что этот матч получился лучшим для вас за «Зенит»?
— Нельзя сказать, что это была моя лучшая игра. Да, я накрыл четыре раза, потому что тренер всегда требует от нас, чтобы соперник бросал через руку. В этот раз получалось доставать, в некоторых моментах я не достаю. Четыре блок-шота — это, конечно, много, в среднем один-два раза за игру получается смахнуть мяч. А вот если смотреть на мою игру с точки зрения четвертого номера, то я сделал всего три подбора — это очень мало, и нужно действовать агрессивнее. Необходимо продолжать работать, улучшать свою игру и дальше радовать болельщиков.

Факты:
Родился 21 января 1991 года в Москве, воспитывался в системе ЦСКА.

Практически всю профессиональную карьеру провел в Литве, выступая за «Наглис», «Нептунас» и «Ювентус». В составе последнего стал бронзовым призером чемпионата Литвы и Балтийской лиги.

Выступал за сборные России в возрасте до 16, до 18 и до 20 лет. Входил в расширенный состав национальной команды перед Олимпиадой-2012, но в окончательную заявку не попал.

Вместе со студенческой сборной под руководством Василия Карасева завоевал бронзу Универсиады-2015 в Южной Корее.
Текущий сезон начинал в клубе Суперлиги «Рязань», где набирал 12,5 очка, 4,4 подбора, 1 передачу и 0,5 блок-шота в среднем за 25 минут на площадке.