Григорий Мотовилов: «С 14 лет привык играть против тех, кто старше и мощнее»

Семнадцатилетний защитник «Зенита» Григорий Мотовилов в интервью «Зенит-Баскет» рассказал о том, кто привил ему любовь к баскетболу, как он решился на переезд в Петербург и какой прием он бы хотел перенять у Кита Лэнгфорда.

Григорий Мотовилов: «С 14 лет привык играть против тех, кто старше и мощнее»

— Как вы начали заниматься баскетболом?
— Мои родители — спортсмены, и, когда я был маленьким, они меня отправляли в разные секции. Я занимался карате, футболом, плаванием, даже хоккеем — всем по чуть-чуть. Потом уже была мысль сосредоточиться на учебе, но лет в одиннадцать по телевизору я увидел нарезки моментов из НБА и подумал: вот это круто, это мне нравится! Попросил родителей отдать меня в секцию баскетбола, и в СДЮШОР ЦСКА я встретился с очень хорошим тренером Денисом Сергеевичем Годлецким. Он привил мне любовь к баскетболу, за что я ему очень благодарен.

— Вас с ходу взяли заниматься? Тренер разглядел в вас талант?
— У меня была хорошая скорость. Тренер увидел потенциал и работал со мной в том числе и после тренировок, постоянно помогал. Это мне и нравилось.

— Приблизительно в то время в России наступил футбольный бум, связанный с успехом сборной на Евро-2008. На вас это не повлияло?
— Нет, футболом я занимался, когда мне было лет шесть. Походил полмесяца и бросил. Не получилось, не повезло с тренером, тут же все зависит именно от него. А вот в баскетболе попался хороший специалист.

— Выходит, вы занимались в системе ЦСКА?
— На самом деле СДЮШОР ЦСКА не связана с самим клубом, пусть и находится с ним в одном здании. К сожалению, здесь не так, как, например, в «Барселоне» или «Реале». У нас спортшкола и клуб — разные вещи. Потому нельзя говорить, что я был в системе ЦСКА.

— То есть клуб особо не следит за воспитанниками этой школы?
— Может, и следит, но когда мне исполнилось тринадцать лет, меня позвали в ДЮБЛ «Триумфа». Я сразу согласился, потому что это был уже совершенно другой уровень, клубный. Ушел из спортшколы, начал играть в «Триумфе» у Николая Николаевича Архипова.

— Тринадцать лет — это же молодой возраст для ДЮБЛ.
— Мне скоро исполнялось четырнадцать. Тренер сразу предупредил, что мне будет тяжело и что первый сезон я буду получать мало времени. После летних сборов он уже начал выпускать меня в стартовой пятерке, доверять и давать играть.

— Получается, что играть против ребят, которые выше, мощнее и старше, для вас привычно уже с четырнадцати лет.
— Да, всегда все вокруг были и выше, и физически сильнее.

 Когда стало известно, что «Триумф» прекращает существование, а игроки переходят в «Зенит», вы долго размышляли над своим будущим?
— Нет. Когда мне сказали, что в Петербурге создается баскетбольный «Зенит», меня волновало только то, кто будет тренером ДЮБЛ. Тренеры остались те же, поэтому я особо не задумывался.

— На тот момент вам было шестнадцать лет. Не волновались по поводу переезда в другой город?
— Нет. Когда я играл за «Триумф», четыре дня жил в Люберцах, а на выходные возвращался домой в Москву. Так что для меня это привычный образ жизни. К семье я стараюсь ездить каждый раз, когда выпадает выходной. Часто общаемся онлайн. Сами они сюда тоже приезжают, но очень редко.

— В Москве на матч с ЦСКА родственники, наверное, собрались все?
— Да, пришли поддержать меня. Это было для них очень важно. До этого они вживую не видели, как я играю за основную команду, и, наверное, очень гордились мной.

— К сожалению, победить тогда не получилось, а после столкновения с вами куда более опытный и мощный Аарон Джексон был вынужден отправиться в больницу. Вы помните, что случилось в том эпизоде?
— Был игровой момент, мы боролись за подбор, и я совершенно случайно попал ему по лицу. После матча я хотел подойти к нему и извиниться, но его уже увезли в больницу. Думаю, пообщаемся с ним перед матчем в Питере.

— Александр Карпухин дебютировал на взрослом уровне тоже в очень молодом возрасте, хоть и в лиге рангом ниже. Он рассказывал, что, когда впервые попал под заслон, «стек как по стенке». У вас таких впечатлений не было?
— Я ожидал чего-то подобного. Заслоны я пытаюсь обегать, а не иду на них. С самого начала, когда я пришел в ДЮБЛ, меня учили проходить заслоны, и сейчас мне уже гораздо легче. Конечно, на первых тренировках с основной командой я тоже попадал под заслоны, но потом приноровился.

— Кстати, болельщикам будет интересно узнать ваш точный рост и вес. Не все верят официальным данным.
— Да, везде пишут по-разному, но сейчас у меня рост 191 сантиметр, а вешу я 80 килограммов. Александр Яковлевич Гомельский говорил, что 68, но он чуть-чуть ошибся.

— Какой вес вам нужно набрать, чтобы чувствовать себя более уверенно в борьбе?
— Конечно, надо прибавить килограммов восемь-десять. Мне иногда не хватает мощности, чтобы играть под кольцом с игроками, которые выше меня. Например, какой-нибудь первый номер ростом под два метра меня просто задавит. Тяжело играть против таких ребят.

— Вы над этим с тренером по физподготовке дополнительно работаете?
— С Дейвидасом мы работаем, но мне говорят, что организм у меня пока полностью не сформировался и сразу прибавить много не получится. Сейчас мы укрепляем связки, чтобы они были готовы к дальнейшему набору массы.

— Вы тренируетесь и играете вместе с очень опытными защитниками Райаном Тулсоном и Забианом Даудэллом. Что-то стараетесь почерпнуть у них или они сами вам подсказывают?
— Я смотрю, как они играют, а подсказывают мне все ребята. Если я делаю что-то неправильно, они могут указать мне на ошибки. Я всегда к их мнению прислушиваюсь, потому что они играли на высоком уровне. Тот же Райан выступал в Евролиге, и я всегда смотрю за его движениями.

— А какому движению вам бы хотелось научиться особенно? Из тех, что делают Тулсон, Даудэлл или, может, защитники других команд?
— Мы недавно играли с УНИКСом, и мне очень понравилось, как делает перевод перед собой, так называемый кроссовер, Кит Лэнгфорд. Он одним движением может убрать человека. Я сейчас работаю над этим. Может, как-нибудь продемонстрирую в игре.

— Со стороны кажется, что вы очень уверены в себе, хотя часто этого недостает молодым ребятам. У вас есть какие-то секреты настроя на матч?
— Особых секретов нет. Перед игрой я волнуюсь и переживаю, но, выходя на площадку, выдыхаю и чувствую себя комфортно и расслабленно. Потому что, если зажиматься, в игре ничего не получится.

— Иногда вы идете в рискованные проходы. Вас тренер за это ругает или это его требование?
— Василий Николаевич требует от меня организованности, но при этом он хочет, чтобы я не забывал и об атаке. Иногда у меня случается то, что он называет «приступами юношеского максимализма». Заигрываюсь. Но если у меня будет возможность прохода, а я его не сделаю, у тренера будут ко мне претензии.

— На матч вы всегда выходите с фирменной прической. Это какая-то традиция?
— Просто хочется всегда красиво выглядеть. В команде, бывает, подкалывают на эту тему.