Даниил Соловьев: «Силовая борьба — это мой хлеб»

Новобранец «Зенита» Даниил Соловьев рассказал о различных этапах своей карьеры, о дальневосточной баскетбольной школе и о любви к жесткой борьбе в трехсекундной зоне.

— Как вы пришли в баскетбол? Вас кто-то привел или вы сами хотели заниматься?
— Я хотел заниматься сам, но в детстве стоял выбор: играть в баскетбол или гандбол. У моей мамы, в прошлом баскетболистки, был знакомый тренер по гандболу. Он во мне разглядел гандболиста: я уже тогда был рослым парнем. Но гены взяли свое, и выбор в пользу баскетбола я сделал в 11 лет. Первым моим тренером был Эдуард Сушко. Ну а профессиональная карьера началась, когда меня пригласили в дубль «Спартака-Приморья», тогда и первая зарплата появилась.

— В одном из интервью вы говорили, что еще хотели заниматься волейболом.
— Не совсем так. Просто летом мои родители работали в детском лагере, и я туда попадал вместе с одной волейбольной командой, в которой играли девочки. У них был очень хороший тренер, а поскольку, кроме волейбола, другого спорта в лагере не было, я с ними постоянно тренировался. Так как происходило это ежегодно лет с семи-восьми, к определенному моменту я стал играть достаточно неплохо. Но в секцию по волейболу я не ходил, потому что уже с сентября начинал заниматься баскетболом.

— Сейчас интереса к волейболу не осталось? Может, смотрите что-то по телевизору?
— За чемпионатом России не слежу. Могу с интересом посмотреть матчи сборной, особенно на крупных турнирах. Думаю, все помнят потрясающую победу над бразильцами на Олимпиаде-2012, когда российская команда отыгралась со счета 0:2. Такие победы долго не забываются.

— В последнее время мы видим воспитанников дальневосточного баскетбола, выступающих на достаточно серьезном уровне. Да и «Спартак-Приморье» до недавних пор был лидером Суперлиги, имея в своем составе немало местных игроков. Можно сказать, что дальневосточная школа сильна даже по российским меркам?
— Думаю, да. Например, хабаровские воспитанники всегда были на виду. А если взять Владивосток, некоторое время назад хорошо было уже то, что местная школа в принципе существовала. Из года в год местными функционерами, которых я очень за это уважаю, проводится работа. Сейчас она начинает давать плоды. Ребят, которые либо просто занимаются в ДЮСШ, либо приглашаются в спортивный интернат, становится все больше. Думаю, постепенно все больше игроков из Владивостока будут заявлять о себе хотя бы на уровне Суперлиги.

— Вы играли в «Спартаке-Приморье» вместе с экс-зенитовцем Дмитрием Гордеевым. Следили за его выступлениями и вообще за «Зенитом» в прошлом сезоне?
— С «Зенитом» и с его костяком меня связывает не только Дмитрий Гордеев. Четыре года назад я выступал в «Триумфе», откуда в Петербург и ребят немало переехало, и тренеров. Эти люди для меня не чужие. Конечно, приятно было видеть Дмитрия в прошлом сезоне в команде уровня Единой лиги. Особенно приятно, что он выходил на паркет и его очки помогали «Зениту» добиваться результата. У меня даже получилось сходить на игру против ЦСКА в Москве. А теперь получилось, что судьба свела нас снова.

— В «Триумфе» вы выступали на правах аренды, хотя обычно молодых баскетболистов за игровой практикой отправляют в команды рангом ниже. Для вас это была не обычная аренда, а шанс проявить себя на серьезном уровне?
— И «Триумф», и «Зенит» — это очень интересная и качественная система воспитания своих игроков. Это не только возможность проявить себя на высоком уровне, но и базовая работа с тренерским штабом, возможность играть в молодежной команде, если у тебя не будет большого количества практики в первой. Нужно воспринимать все это как систему, работать и развивать себя. Ну а вершина — возможность закрепиться в основной команде. Лично я воспринимал это так.

— То, что вы уже работали с тренерами и игроками «Зенита» в «Триумфе», повлияло на решение заключить контракт с нашей командой?
— Я бы сказал, что контракт подписывал на перспективу. Летом я даже не думал, что буду играть за «Зенит», был сосредоточен на удачном выступлении в составе «Урала».

— По статистике, вы были одним из лидеров «Урала», однако команда выступала не очень удачно. С чем это связано?
— После прихода Станислава Еремина был взят курс на построение команды в основном из молодых игроков. Конечно, это может дать результат и сразу, но в большинстве случаев ребята начинают искать себя в новых ролях и набивают шишки. Я думаю, что совсем скоро эта работа принесет результат.

— По окончании прошлой кампании, которая сложилась для «Спартака-Приморья» удачно, многие называли вас открытием сезона. Получается, вы полностью раскрылись лишь в 28 лет?
— Может, для кого-то я и стал открытием в прошлом сезоне, но для себя — нет. Работа, которая проводится из года в год, дает результат не только при определенных усилиях, но и при некотором стечении обстоятельств. В прошлом сезоне и для нашего тренера был дебютный год, и многие игроки получили свой шанс. Тогда не только я стал для кого-то открытием, но и вся наша команда. Каждый из нас сделал шаг вперед и даже прыгнул выше головы.

— Несмотря на то что вы с Кайлом Лэндри разные игроки, вас все равно в некоторой мере будут воспринимать как замену ему. Это накладывает дополнительную ответственность?
— Мы действительно абсолютно разные. Он — резкий «большой» с очень интересным стилем игры. А ответственность накладывает само желание достойно выступить и помочь команде. Позиция центрового в игровой схеме очень важная, потеря на одном этапе сразу двух центровых — болезненный удар. Думаю, меня будут воспринимать не как замену Кайлу Лэндри, а как приглашенного игрока, который должен развиваться сам и привнести что-то новое в командную игру. Я это все воспринимаю так.

— На одной из пресс-конференций уже после травмы нашего капитана Василий Карасев сказал, что для него важно заполучить, может, не самого фееричного в нападении игрока, но человека, который будет бойцом, будет отрабатывать в защите, а не заботиться о своей статистике. Вам близка эта философия?
— С этим проблем не возникнет. Да, в последние годы я развивал навыки нападающего, но не забывал и о своем изначальном кредо. На протяжении всей карьеры силовая борьба в «краске» и выполнение черновой работы — это мой хлеб. Я специализировался на этом с начала карьеры, и, думаю, у меня все получится.