Павел Антипов: «Хочу играть в команде конкретную роль»

Форвард «Зенита» Павел Антипов рассказал о своем раннем переезде в другой город, первом периоде жизни в Петербурге и главном качестве Василия Карасева.

Павел Антипов: «Хочу играть в команде конкретную роль»

— Как вы пришли в баскетбол?
— В пятом классе я был одним из самых высоких среди сверстников, и мне предложили заниматься баскетболом. До того я перепробовал несколько видов спорта: футбол, но там меня из-за роста ставили только в ворота; волейбол, но он мне показался скучным и бесконтактным; шахматы, у меня даже есть второй разряд. В баскетбол меня привел отец. Родители к тому времени уже не знали, куда меня деть, я от всего отказывался. Мне понравилось, я поменял школу, перешел в другой спортивный класс.

— Именно родители хотели, чтобы вы занимались спортом?
— Больше я хотел. Родители знали, что из-за спорта бывают пробелы в учебе. Но они видели, что для меня это важно, рискнули и дали шанс. Я стал тренироваться, ездить на соревнования, пропускать школу.

— Учеба сильно страдала?
— Страдала, но у нас был неплохой классный руководитель, который нас постоянно подтягивал, делал дополнительные занятия. Он договорился с тренером, так что приходилось учиться после тренировок.

— В Казани почти во всех видах спорта есть команды самого высокого уровня. В детстве вы болели за какую-либо из них?
— Я всегда любил следить вживую за хоккеем, болел за «Ак Барс». Правда, перед телевизором долго не высиживал. «Рубин» я редко смотрел, а вот за УНИКСом постоянно слежу.

— Вы достаточно рано переехали в Самару, чтобы заниматься баскетболом там. Уже тогда были нацелены на профессиональную карьеру?
— Я бы не сказал, что у меня был какой-то пошаговый план. Мне было всего 14 лет, и я просто хотел играть и совершенствоваться. В третьей молодежной казанской команде были непонятные условия. Мне было далеко ездить на тренировки, денег тогда никаких не предлагали. Там меня никто отдельно не рассматривал, просто звали вместе со всеми. В Самаре было предложение лично от тренера, который и повлиял на мой переход. Он сам несколько раз говорил с моими родителями, все объяснил, пригласил их посмотреть на условия проживания и тренировок. Даже денег на карманные расходы давали, на мороженое. Это предложение было намного интереснее.

— Как вы переживали то, что так рано уехали из дома и жили вдали от родителей?
— Возможно, если бы у меня был другой характер, я бы и переживал, но я не такой человек. Я не особо нервничаю и не парюсь по подобным поводам.

— Когда все-таки стало понятно, что вы можете заняться баскетболом на профессиональном уровне?
— Были определяющие полгода, когда я играл в ДЮБЛ (Детско-юношеской баскетбольной лиге. — Прим. ред.). Я тогда очень сильно выстрелил, наша команда стала третьей после ЦСКА и «Химок». Мне дали звание лучшего игрока. Меня увидели и тренеры, и скауты. Даже агенты появились, которые сразу начали говорить, куда надо двигаться. Вот тогда я понял, что можно забраться на профессиональный уровень.

— После начала карьеры в ЦСК ВВС, когда команда в 2009 году была расформирована, вы оказались в петербургском «Спартаке». Как это получилось?
— Я искал команду, а «Спартак» сделал хорошее предложение. Тогда у них были серьезные амбиции, и для молодого там оказалось все не так просто. К тому же я еще не был максимально готов, не обкатался как игрок.

— Какие воспоминания вас связывают с первым периодом пребывания в Петербурге, кроме того что было тяжело пробиться в состав?
— Самое яркое впечатление — это знакомство с игроками, за которыми я когда-то следил и которые были для меня «людьми с обложки». А там я с ними был в одной раздевалке, разговаривал, они мне что-то подсказывали. Это и Захар Пашутин, и Антон Юдин, и Егор Мещеряков. Все они оказались очень дружелюбными и общительными.

— Потом в вашей карьере была родная Казань. УНИКС также команда с серьезными амбициями, но вы продолжили играть именно там.
— Этот переход случился благодаря Станиславу Георгиевичу Еремину. Он тогда был в селекционном совете УНИКСа. Он сказал, что меня возьмут, но без конкретной роли. Все, что я буду показывать на тренировках, прежде всего в защите, повлияет на количество игрового времени. Бывало, я получал какое-то время и не жалею, что перешел в УНИКС.

— Какие-то дополнительные эмоции от игры в родном городе были?
— Тебе не должно быть принципиально, где играть с точки зрения географии. Ты выбираешь команду, в которой тебе будет комфортно. Но когда ты играешь дома, тебя это воодушевляет. На тебя приходят посмотреть друзья, родственники. После матча они же тебе звонят и, в зависимости от результата, поздравляют или задирают. Это немного другие ощущения.

— В прошлом сезоне вы играли немало в регулярном чемпионате, но в плей-офф почти не получили игрового времени. Это и стало причиной, по которой вы покинули УНИКС?
— Нет. В плей-офф на тренера было очень большое давление, и он решил сделать ставку на более опытного Костаса Каймакоглу. Но это никак не повлияло. Я просто понял, что в таком клубе, как «Зенит», при должной самоотдаче я буду получать игровое время. Сейчас я хочу играть какую-то конкретную роль в команде.

— Под руководством Василия Карасева вы провели не только старт этого сезона, но и две универсиады. Как вы считаете, за счет чего ему удается так хорошо работать с молодыми российскими игроками?
— На него тоже есть давление, но он не боится доверять игрокам. Он берет на себя ответственность за то, что выпустил того или иного на площадку.

— Вы достаточно необычный игрок. Будучи номинально 3–4-м номером, вы не являетесь классическим представителем этой позиции, а любите бросать с дальней дистанции. Почему так сложилось?
— У меня всегда был такой менталитет, я играл от броска, это была моя сильная черта. Так еще с УНИКСа пошло. Сейчас я работаю над игрой под кольцом, использованием габаритов. Никогда не поздно начать это делать.

— Как вы оцените старт нынешнего сезона и насколько вы довольны своей игрой?
— Нельзя быть всегда довольным своей игрой. Что-то я бы хотел изменить, хотя не так все плохо. Что-то можно было бы делать агрессивнее. Через меня ходит мяч, мне достаются атаки. Конечно, я бы поправил свой процент попаданий. То, что мы начали у всех выигрывать, надеюсь, не вызовет какого-то шапкозакидательства. Невозможно провести весь сезон на одном уровне. Спад неизбежен, и необходимо, чтобы он был как можно короче.

— Если говорить о вашем проценте попаданий, в Единой лиге у вас точность трехочковых бросков около 40 процентов, но даже такой хороший процент далеко не лучший в команде. Обращаете ли внимание на эту статистику и есть ли в «Зените» состязание снайперов?
— Нет, никто на это не обращает внимания. Знал, что у меня примерно 40 процентов, вы это сейчас подтвердили.

— Чем вы занимаетесь в свободное время, если оно у вас, конечно, есть при таком старте сезона?
— Время есть, но я в основном люблю поспать. К петербургскому климату сложно привыкнуть, к этим постоянным дождям. Люблю смотреть сериалы, люблю гулять со своей девушкой. Иногда играю в компьютерные игры. Все хочу выбраться в театр, надо будет как-нибудь освободить время.

— Кстати об играх, в прошлом сезоне команда собиралась у Артема Вихрова, чтобы вместе поиграть в футбол или баскетбол. Сейчас такой традиции нет?
— Пока еще не открыли сезон, но я думаю, что он соберет людей. Надо будет ему об этом напомнить.