Райан Тулсон: «Без партнеров бы этот приз не получил»

Единственной непобежденной командой Единой лиги ВТБ остается «Зенит». Главным оружием питерцев в новом сезоне стал американский новобранец Райан Тулсон, обладатель одного из самых убойных бросков в Европе.

Райан Тулсон: «Без партнеров бы этот приз не получил»

— Меня еще никогда не признавали игроком месяца, хотя лучшим по итогам недели я становился и в Турции, и в Италии, и в Испании, — отметил Тулсон. — Так что это новые эмоции, причем, конечно, очень приятные! В «Зените» много молодых ребят, и я в свои 30 лет на их фоне смотрюсь стариком. Теперь чувствую себя моложе (смеется).

Только давайте сразу расставим все точки над «i»: без партнеров бы этот приз не получил. Все-таки я не самый большой мастер игры один на один. И показывать баскетбол уровня MVP могу только при помощи команды. Когда разыгрывающий доставляет мне мяч в любимые точки, когда «большие» ставят грамотные заслоны. Да, я хорошо бью открытые броски, но ведь они являются результатом работы всего «Зенита».

— Но повышенную ответственность за результат ощущаете?
— О своей будущей роли в нападении команды я знал еще до старта сезона. Так что ответственность, безусловно, осознаю. Но я смотрю на это не как на груз, а как на возможность показать, чего я на самом деле стою.

— Оправдались ли ваши ожидания в отношении Единой лиги ВТБ?
— Уровень команд тут очень приличный. Многие ребята не затерялись бы в НБА. Игроки звездного калибра есть даже в составах номинальных аутсайдеров, поэтому скучных матчей почти не бывает. Мне это нравится.

— Есть в Лиге соперник, встречи с которым вы ждете с особым нетерпением?
— Пожалуй, «Химки». Там сейчас играет Зоран Драгич, с которым мы пересекались в «Уникахе». Будет интересно проверить свои силы против него.

— Расскажите, что побудило пойти вас на понижение в классе — с «Уникахой» вы играли в Евролиге, а с «Зенитом» выступаете в Кубке Европы.
— В Малаге мне еще по ходу прошлого сезона дали понять, что продлевать отношения не собираются. Уж не знаю, что послужило причиной этого решения. Летом агент нашел много интересных вариантов, с финансовой точки зрения они все были в одном диапазоне, и определяющим фактором стал город. Насколько он пригоден для моей семьи, есть ли там международные школы. Санкт-Петербург оказался оптимальным выбором. Большой, современный, красивый и в то же время уютный. Раньше я в нем никогда не был, поэтому сделал много звонков, прежде чем определиться. Одним из советчиков был Джон Стефансон, в прошлом году мы вместе выступали за «Уникаху», а 10 лет назад он играл за местное «Динамо». Он сказал, что Питер — одно из самых красивых мест не только в России, но и во всей Европе. Уже успел убедиться, что он не преувеличивал.

— Ваша семья путешествует с вами на протяжении всей профессиональной карьеры?
— Это важнейшая часть моей жизни. Если они не могут поехать со мной, то и я никуда не еду. Ради меня им приходится идти на жертвы — жить в незнакомой обстановке, где все говорят на другом языке. Так что для меня крайне важно, чтобы в бытовом плане они не испытывали никаких проблем.

— Когда вы играли в колледже, ваши бабушка и дедушка тратили по два часа на дорогу в один конец, чтобы поддержать вас с трибун. А жена с детьми ходят на матчи «Зенита»?
— Они пока не добрались до России. Получить визу в вашу страну оказалось сложнее, чем куда бы то ни было. Если обойдется без эксцессов, наша семья воссоединится на следующей неделе.

— Как разлука сказывается на вашем моральном состоянии?
— И не спрашивайте! Чуть ли не физически ощущаю, как мне их не хватает. Особенно скучаю по дочкам-близняшкам. Им по полтора года, это тот возраст, когда они растут на глазах, учат новые слова. Очень тяжело осознавать, что я пропускаю этот период их жизни.

— Вот так парадокс: вы страдаете без родных и при этом показываете потрясающий баскетбол.
— Уже успели посмеяться над этим с женой. Говорю ей: «Я, конечно, по тебе скучаю, но, может, приедешь через месяц-другой?» Еще один приз MVP точно не будет лишним (смеется). На самом деле, если бы не успехи «Зенита», я бы точно сошел с ума. Баскетбол — мое единственное утешение. Как только возвращаюсь из зала домой, меня окружают лишь мебель и стены, и я думаю лишь о том, как сильно не хватает семьи.

— Наслышан, что летом вы не перестаете работать над собой, в том числе выполняя от пятисот до тысячи бросков в день. Придерживаетесь такого режима даже в 30 лет?
— Минувшее межсезонье стало исключением. Испанская лига длилась очень долго, и в Штаты я вернулся только к концу июня. Времени на отпуск осталось не слишком много, к тому же за сезон у меня накопилась куча мелких болячек. Поэтому летом я практически не заходил в тренажерный зал, но бросковые упражнения не забыл. Правда, больше пятисот попыток за день не совершал.

— Знаю, что вы ужасно не любите мазать штрафные броски. В этом сезоне у вас пока безупречный показатель — 15 из 15 во всех турнирах. В колледже тренер менял вас после промахов с «линии», чтобы вы могли успокоиться. До сих пор так же трепетно относитесь к промахам из статичного положения?
— А почему мое отношение должно было поменяться? По-моему, мазать штрафные — просто глупо. В каком бы зале ты ни играл, расстояние до кольца одно и то же, никто тебя не держит. Да это же чистая халява! Выполняй этот бросок одинаково, и точка. Я всегда подхожу к «линии» с такими мыслями. Не важно, происходит ли это в начале игры или за пару секунд до конца при «-1». Я просто пытаюсь воспроизвести правильную технику. Обычно мне это удается, тогда исход весьма предсказуем.

— Сколько штрафных подряд вы забивали на тренировке?
— Все. Серьезно, я редко мажу.

— А поконкретнее?
— Я редко считаю попадания. Точно забивал 123 подряд. Возможно, больше, но наверняка я не знаю.

— Вы не единственный баскетболист в вашей семье. Кузен Энди Тулсон поиграл в США и Европе, а дядя Дэнни Эйндж дважды становился чемпионом НБА с «Бостоном», где теперь занимает пост президента. К профессиональной карьере подтолкнули родственники?
— Забавно, но в какой-то момент дядя Дэнни, наоборот, отговаривал от занятий баскетболом. Когда мне было лет 10, я был одним из лучших бегунов США в своем возрасте. Он думал, что в легкой атлетике у меня будет больше шансов получить спортивную стипендию, и советовал сконцентрироваться на ней. Сам-то я с детства мечтал о карьере баскетболиста. И его слова только раззадорили меня.