Райан Тулсон: «Меня не смущает репутация России в США»

Новичок «Зенита» — о своём звёздном родственнике, целях на сезон и решении отказаться от НБА.

Райан Тулсон: «Меня не смущает репутация России в США»

Райан Тулсон — человек из баскетбольной семьи. Его дядя Дэнни Эйндж — бывший защитник, а ныне генеральный менеджер «Бостон Селтикс». Сам же Райан в НБА так и не поиграл. Зато с нового сезона он готов передать свой опыт «Зениту».

— Вы племянник Дэнни Эйнджа. Как я понимаю, вариантов, каким именно спортом заниматься, у вас было не так много.
— Конечно, варианты были, но баскетбол был на первом месте. Я сам из Финикса, а он как раз играл за «Финикс» в то время, когда я рос. Мне очень нравилось ходить на матчи вместе с его детьми, смотреть на него, находиться в компании Чарльза Баркли и других звёзд НБА.

— Какими видами спорта ещё занимались в школе?
— Лакроссом и теннисом. Когда мне было 13 лет, я занимался бейсболом. Но с переходом в старшие классы это увлечение отпало.

— В школе и NCAA были разговоры: «Это же племянник Эйнджа!»?
— Конечно! И в детских лигах, и в старших классах, и в колледже, как только я делал что-то хорошо, мне сразу же напоминали о моём дяде.

— Не напрягало такое отношение?
— В старших классах было неприятно. Потому что люди не видели меня, они видели племянника Дэнни Эйнджа. Это как клеймо. Все стремились меня обыграть. Но в колледже стало попроще.

— Вы так и не были задрафтованы в НБА. Почему?
— Это была моя мечта. И я два года пытался попасть на драфт. Играл за «Сакраменто Кингз» в летней лиге. Но ничего у меня не получилось, я отправился в Турцию. Потом попробовал себя в «Финиксе». Но снова безуспешно. Тогда я понял, что могу добиться куда большего успеха в Европе. Так что решил сфокусироваться на успешном выступлении по эту сторону океана. И мне кажется, я завоевал здесь неплохую репутацию.

— Вы поиграли в Турции, Испании и Италии. Можете сравнить эти чемпионаты с NCAA?
— Испанская лига будет сильнее, чем остальные. Два испанских гранда — «Реал» и «Барселона». Они ежегодно успешно играют в Евролиге.

— В Европе вы меняли команды каждый год. Почему так происходило?
— Это норма для американца в Европе — постоянно переходить из одной команды в другую. Хотя это не то, чего я хотел.

— В «Зените», получается, через год вас не увидим?
— Пока рано говорить. Я сюда только приехал. И пока мне всё нравится: тренер, команда, город. Правда, моя семья пока ещё не переехала в Питер. Мой контракт рассчитан на два года, так что, возможно, в моей жизни появится стабильность.

— В Россию переезжать было не страшно?
— Нет, с момента начала моей европейской карьеры я общался со многими людьми, и ни от одного из них я не слышал плохого слова про Россию. Конечно, в США у России плохая репутация, но это меня никогда не пугало. Особенно это касается Петербурга. Он находится на Западе — большой красивый город.

— Учитывая непростые политические отношения России и США, ваши родственники не пытались вас отговорить от перехода в «Зенит»?
— Нет. И близко такого не было.

— В Питере уже что-нибудь кроме «Сибур Арены» видели?
— Не особо. Был в центре города в гостинице за день до того, как команда поехала на турнир в Нижний Новгород. Сейчас тоже живу в гостинице, но рядом с ареной. Порой прогуливаюсь по Крестовскому острову. Думаю здесь снимать квартиру.

— Планируете перевезти сюда семью?
— Да, сейчас они в США, ждут оформления визы.

— Если у вас в США спросят про Петербург, что ответите?
— Я уже говорил своим знакомым, что здесь очень безопасно. Город очень красивый и чистый. Здесь очень много туристов. Особенно в центре. Здесь много музеев. К сожалению, ещё не удалось их посетить. Думаю наверстать упущенное в ближайшее время.

— С кем в команде общаетесь больше всего?
— Знаете, несколько недель мы были на сборах. И в гостинице я делил номер с Кайлом Лэндри. С ним и сдружились. В целом стараюсь держаться тех, кто говорит по-английски.

— Лэндри — канадец. Американцы часто любят шутить над своими северными соседями. Кайлу уже от вас досталось?
— Однажды попытался пошутить, но он закатил глаза. Мне кажется, что он слышал уже все шутки о канадцах, какие только есть. Так что на этом я решил остановиться.

— Что была за шутка, если не секрет?
— Есть такой мультфильм South Park, где любят шутить над канадцами. Так что я взял одну шутку оттуда.

— Давайте о баскетболе. Как прошла предсезонка?
— У меня никогда не было таких длинных сборов. Особенно вне страны, в которой ты играешь. В среду и вовсе был мой первый день на «Сибур Арене». А через три-четыре дня у нас уже будет первый матч Лиги ВТБ. Раньше все сборы у меня проходили на арене, на которой предстоит играть. Но сборы прошли продуктивно. Мы сплотились. Думаю, всё будет у нас хорошо.

— Цели на сезон вам уже озвучивали?
— Пока нет. Думаю, это случится на неделе. Пока тренер лишь говорил мне, что рассчитывает на меня, как на ветерана, так как в команде много молодых игроков.

— Вы мастер трёхочковых. Как-то отрабатываете этот компонент дополнительно?
— Да, это всегда был мой любимый бросок. На тренировках и во время предсезонки всегда стараюсь чаще бросать из-за дуги.

— Как вам нужно провести сезон, чтобы вы могли сказать себе: «Я доволен»?
— Никогда не ставил перед собой индивидуальные цели — количество очков за матч или что-то в этом роде. Главное — играть так, чтобы команда побеждала. Мы планируем выйти в плей-офф Лиги ВТБ и забраться как можно дальше в Еврокубке. Если улучшим результат прошлого сезона, буду доволен.

— «Зенит» — это прежде всего соккер. Футбольная команда играет успешно и в чемпионате, и в Лиге чемпионов. От баскетболистов в Петербурге ждут того же.
— Почему бы и нет? У нас молодая команда. И некоторым российским игрокам нужно пару лет, чтобы выйти на приличный уровень. Но и сейчас мы можем создать хороший задел на будущее.

— А вам соккер нравится?
— Да, я же долго прожил в Европе. Это у нас в США он особой популярностью не пользуется. Но я уже успел его полюбить.

— Матч «Зенита» с «Гентом» во вторник смотрели?
— Конечно. Правда, не на стадионе. Хотя мы собирались пойти с одноклубниками на трибуну. Но у нас в тот день было мероприятие, которое поздно закончилось. Так что ограничились телетрансляцией.