Евгений Валиев: «Мечта — стабильно заиграть в сборной»

Форвард «Зенита» Евгений Валиев подвел итоги первого зенитовского сезона в Единой лиге ВТБ: оценил свой прогресс и рассказал о том, что за люди в обычной жизни Вальтер Ходж, Кайл Лэндри и другие легионеры «Зенита».

Евгений Валиев: «Мечта — стабильно заиграть в сборной»

 «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ — ЭТО СУДЬБА»

— Я могу быть доволен только концовкой сезона, потому что вначале мы вкатывались, середину я пропустил из-за травмы, а вот потом получилось показать себя, — начинает итоговый разговор Евгений Валиев. — А своей игрой я больше доволен, чем нет.

— Как и команда — результатом?
— Тот результат, которого мы достигли — очень хороший. В начале сезона было очень интересно, как нас примут болельщики. Я с замиранием сердца ждал первого матча, чтобы посмотреть, сколько зрителей придет на игру с «Нимбурком». Когда мы увидели полные трибуны, поняли: народ будет ходить на нас, поддерживать. Считаю, что мы достойно отстояли честь города.

— Середину сезона вы с Дмитрием Кулагиным пропустили, но стали чуть ли не самыми любимыми игроками среди болельщиков благодаря активности в интернете. Главный вопрос — почему вы сами не завели Инстаграм?
— У меня был Дима, который хоть и вел вроде бы свой Инстаграм, но меня фотографировал гораздо чаще, чем себя (смеется). Просто я не такой человек, который будет постоянно обновлять социальные сети. Травма действительно получилась неприятной. Очень хотелось поскорее вернуться на паркет, и мы с Димой делали для этого все. Постоянно подбадривали друг друга и мотивировали. Иногда хотел отдохнуть, но Кулагин говорил мне: пошли работать, не филонь! В первых матчах после возвращения было боязно. Вроде ничего не болело, но было немного страшно за голеностоп. Понадобилось время, чтобы этот страх ушел.

— Многие говорили, что на серию с «Нижним Новгородом» у вас с Кулагиным осталось больше сил.
— Вовремя сделали паузу в сезоне, да (смеется). Я соглашусь, что у нас с Димой концовка прошла на пике. Ребята из нашей команды действительно уже подустали, а мы с Кулагиным из-за травмы не израсходовали столько сил, сколько они. Я уверен, травма мотивировала нас доказать, что с нами все в порядке, что мы вернулись и готовы прогрессировать.

— Выход в полуфинал Единой Лиги ВТБ стал бы слишком высоким результатом для первого года?
— Почему бы было и не выйти. Сил оставалось мало, но для встреч с ЦСКА нашли бы дополнительные резервы. А может, вы и правы: шаг за шагом будем идти к цели, каждый год подниматься выше. Закрепиться на определенном месте сложнее, чем занять его. В этом году мы были новичками, не все воспринимали нас всерьез. А теперь все будут понимать, что из себя представляет «Зенит», поэтому будет непросто.

«КАРАСЕВА В „УРАЛ-ГРЕЙТЕ“ ВИДЕЛ ТОЛЬКО С ТРИБУН»

— Вы наверняка всегда хотели стать баскетболистом?
— То, что я стал баскетболистом, — дело случая. На одном из школьных турниров меня заметил мой будущий тренер. В 10-м классе поступило предложение от «Урал-Грейта», и я переехал в Пермь. Мама немного грустила, что я уезжаю, потому что два моих старших брата были еще в армии. Оставил ее и отца вдвоем.

— «Урал-Грейт» в те годы был серьезным клубом.
— Я застал его в последний год существования. Запомнилось то, что нам постоянно давали билеты на матчи основной команды, я смотрел на профессионалов. В тот год в команде как раз играл Василий Карасев, но тренировки основы с нашими никогда не пересекались, так что наблюдал за его игрой только с трибуны.

— А как случился переход в «Триумф»?
— «Урал-Грейт» развалился, еще год я поиграл за московскую команду «РВК», которая состояла из совсем молодых парней, набрался опыта. А когда возник вариант с «Триумфом» — я не раздумывал и пошел играть туда.

— На третий год вас начали подпускать к основе.
— Да, спасибо огромное Станиславу Еремину, который всегда верил в меня, он начал доверять игровое время. Даже сейчас, когда он занимает место в руководстве «Зенита», он иногда подходит и подсказывает мне что-то, объясняет тонкости, это очень помогает.

— После ухода Еремина «Триумф» возглавил Вальдемарас Хомичюс.
— Очень эмоциональный и энергичный тренер, с ним было интересно. Иногда казалось, что он сам может вырваться на паркет. Затем в команду пришел Василий Карасев, который грамотно подобрал игроков и смог так же разумно расставить нас по нужным позициям. Прошлый год — лучший в «Триумфе», никто не ожидал от нас, что мы дадим бой многим лидерам и сможем так далеко пройти во всех турнирах, в которых участвовали.

— Василий Карасев вас вызвал и в сборную России на Универсиаду. Вам было интересно играть на таком турнире, где у нашей команды почти не было соперников?
— Согласен, те команды, против которых мы играли, были намного слабее. Выделю разве что австралийцев, мы их обыграли в финале. Но турнир получился очень приятный, потому что коллектив был классный. Многие говорили, что Универсиада — проходное соревнование, но мы защищали честь нашей страны, а это самое главное. Да и сам факт участия в мини-Олимпиаде очень приятен. Тем более после турнира в Казани меня начали вызывать в главную сборную России.

— Вы один из тех, кто играл за «Триумф», а сразу следом — за «Зенит». Другие варианты перед началом сезона у вас были?
— Контракт с «Триумфом» в конце прошлого сезона у меня закончился, хотелось что-то поменять. Решили с агентом: выставляемся на рынок и ждем предложений. На тот момент я еще не знал, что люберецкой команды больше не будет. Спустя какое-то время агент предложил вариант с Петербургом, я почти сразу согласился. Так сложилось, что Петербург мне и моей жене очень понравился, мы даже свадьбу здесь сыграли, поэтому я подумал, что это судьба, и поехал играть за «Зенит».

 «МЫ СТАЛИ ТЕРЯТЬ ЛЭНДРИ»

— Иностранцы не задерживаются в российских клубах надолго. Какими вам запомнятся легионеры «Зенита», если они уедут?
— Да, вы правы — тенденция смены состава есть, все к этому уже привыкли. Кстати, в командах иногда бывают группировки русских и иностранцев, но у нас такого не было, за это спасибо капитану Артему Кузякину, который сумел нас сплотить. Начну с Ходжа. Он самый эмоциональный игрок нашей команды, это заметно даже по количеству технических фолов, которые он получал. Еще он очень уверенный в себе — без раздумья может бросить трехочковый и попасть. Всегда удивляло, как он лезет под больших игроков в проходы: он столько раз получал жесткие блокшоты, но он все равно постоянно идет под кольцо и набирает важные очки.

— Он, кажется, дружит с Джонсом?
— О да, но Кэмерон очень спокойный, это отражается и на его техничном броске, как с дальней, так и со средней дистанции. Мало кто бросает на входе в трехсекундную зону, а у него это коронный бросок. Он хоть и спокойный, но довольно активный на скамейке и в раздевалке. Вообще, когда иностранцы начинают общаться в раздевалке — гул стоит неимоверный, они же не умеют разговаривать тихо (улыбается).

— Теперь поговорим о данках?
— Вы о Ди Джее! Стефенс — игрок, который все делает прыжком. Своими пружинами в ногах он нам очень помог: взял огромное количество важных подборов, сделал несколько крутых блокшотов. Я уже не говорю о его слэм-данках! По жизни он вечно веселый, тренерский штаб его называет Funnyman (веселый человек — Прим.ред.) А уж как все смеялись, когда он сломал кольцо во время матча с «Нимбурком» в Чехии (смеется).

— Осталось упомянуть о двух «больших».
— Деяна мы называем Боро! Он такой добряк, мне даже сложно вспомнить ситуацию за пределами паркета, в которой он показал бы свою злость. Против него очень трудно играть в защите, а в нападении с ним очень удобно. Мы быстро нашли общий язык и весь сезон классно взаимодействовали. Кайл Лэндри — отличный снайпер! Его я знаю уже 500 лет, он мой лучший друг из иностранцев. Раньше все время с нами проводил, но после того, как женился — стал семейным человеком. Старается больше бывать с женой и ребенком, но мы не упрекаем его за это, семья — на первом месте. Жаль, что мы немного теряем его из-за жены и ребенка (смеется), но он очень хороший семьянин, а это важно. Наше общение с Кайлом очень интересно: я плохо говорю по-английски, а он плохо по-русски, поэтому я его учу русским словам, а он меня английским. Понимаем друг друга отлично (улыбается).

«В НБА ПОКА НЕ ХОЧУ»

— В «Триумфе» всегда играли сильные легионеры. Кто из них запомнился больше всех?
— Это простой вопрос — Кори Хиггинс. Он обладает классным броском, при этом умел совершать грамотные проходы, поэтому Василий Николаевич доверял ему важные мячи в концовках.

— Кулагин близок к НБА, Андрей Десятников выставляется на драфт-2015. Для вас американский баскетбол — тоже мечта?
— Для меня мечта — стать стабильным игроком сборной России, а все остальное не так важно. Конечно, однажды хочется попытаться заиграть в НБА, в лучшей лиге мира. Хотя бы потренироваться с сильнейшими. Но сейчас меня в НБА не тянет, особого желания играть там нет — может, позже оно появится. Я смотрю не очень много игр, но всегда в курсе всех событий, потому что Дмитрий Кулагин постоянно мне рассказывает все новости. Мне больше нравится европейский баскетбол, а за океаном привлекает шоу, которое сделано вокруг баскетбола.

— Ваша мечта может сбыться уже на сентябрьском Евробаскете.
— Хочу получить вызов в сборную, а там уже будет видно. Прошлый Евробаскет получился не самым удачным, будем исправлять ситуацию в этом году.