«Все изменения в «Зените» сделаны под Евролигу»

Гендиректор петербургского клуба Александр Церковный — о приглашении Пападопулоса, Кубке Невы и изменениях в Клубе.
«Все изменения в «Зените» сделаны под Евролигу»
На этой неделе в Санкт-Петербурге завершился Кубок Невы — первый предсезонный турнир в российском баскетболе, который состоялся в присутствии зрителей. Болельщики могли вживую увидеть искрометную игру «Зенита» и ЦСКА, где победный бросок армейца Николы Милутинова состоялся за 0,7 секунды до сирены. А также оценить звездных новичков обеих команд, которым совсем скоро стартовать в Евролиге, и понаблюдать за действиями главной надежды российского баскетбола — защитника «Автодора» Никиты Михайловского (10 очков в игре с ЦСКА, 12 — в игре с «Зенитом»).

Изначально саратовская команда не должна была играть в Северной столице, но вынужденно заменила «Локомотив-Кубань», где среди игроков было выявлено сразу несколько случаев заражения коронавирусом. По схожей причине не смог прилететь в Питер и казанский УНИКС. О том, как тяжело в 2020 году было организовать Кубок Невы, «Известиям» рассказал генеральный директор «Зенита» Александр Церковный. Также функционер пояснил, зачем клуб начал продавать абонементы на новый сезон, и назвал игроков, на которых Хавьер Паскуаль не сможет рассчитывать на стартовых официальных играх.

— Расскажите, как удалось так быстро переформатировать Кубок Невы?

— Сложности возникли за полтора суток до начала турнира. Сначала пришли плохие новости из Краснодара, когда несколько игроков получили первичноположительные тесты на COVID-19. Это было примерно в 10 часов вечера во вторник. Нам удалось быстро связаться с нашими коллегами из «Автодора», с которыми у нас уже была запланирована товарищеская встреча на 14 сентября. Они откликнулись и согласились приехать заранее. И как показала дальнейшая практика, без них ничего бы не состоялось, так как на следующий день аналогичные новости про возможное заболевание коронавирусом пришли из Казани. Они до последнего надеялись принять участие в Кубке Невы, но в итоге по согласованию с другими командами нам пришлось переделать календарь и формат турнира в три дня. Спасибо всем, кто нам помог в этой ситуации.

Турнир посетили президент Российской федерации баскетбола Андрей Кириленко, главный тренер сборной России Сергей Базаревич, а также Сергей Панов — впервые в статусе генерального менеджера национальной команды. Им было интересно посмотреть, как потенциальные игроки сборной набирают форму в этих непростых условиях. Плюс у нас состоялся очень продуктивный разговор с руководством РФБ и сборной, в котором мы наметили возможные варианты взаимодействия в будущем.

— Самое главное изменение в структуре клуба в это межсезонье?

— В первую очередь у нас появился спортивный директор, последние два сезона эта позиция в «Зените» оставалась вакантной. Мы тщательно искали человека, у которого не просто был бы опыт работы в Евролиге, а победный опыт. В этом свете нам наконец-то повезло. Теперь у нас есть Манос Пападопулос, титулованнее специалиста в Евролиге найти сложно, а может быть, даже невозможно.

— Вели ли еще с кем-то переговоры на должность спортивного директора?

— Да, вели. Это тоже были известные персоны в мире баскетбола, но фамилии раскрывать не буду.

— Пападопулос участвовал в трансферной кампании «Зенита» летом?

— Конечно. Все игроки, которые были подписаны, получили в том числе одобрение Маноса.

— Кандидатура Маноса согласовывалась на совете директоров?

— Да, ведь это одна из ключевых должностей наряду с главным тренером с точки зрения спортивного результата основной команды. Моя задача, как генерального директора, подобрать кандидатов на эти позиции, а финальное решение за советом директоров.

— Вашу работу как-то оценил совет директоров?

— Контракт со мной продлен на два года. Надеюсь, что смогу за этот срок решить все поставленные передо мной задачи.

— Мы знаем генерального директора футбольного «Зенита» Александра Медведева как максималиста. Не говорил ли он вам, что в новом сезоне Евролиги надо бороться за выход в плей-офф?

— Задачи надо всегда ставить максимальные. В прошлом сезоне мы понимали, что выступление в Евролиге, а не в еврокубке, к которому мы изначально готовились, осложнит наше выступление в Единой лиге из-за интенсивности сезона, эмоциональной и физической нагрузки на игроков. Так и случилось. В новом сезоне у нас было понимание, где мы будем играть, и все изменения были сделаны с прицелом на Евролигу. Мы подбирали игроков под концепцию главного тренера и очень рассчитываем, что обновленный «Зенит» будет на порядок сильнее команды образца сезона-2019/20.

— У вас есть понимание по протоколам Евролиги? Если игроки команды заболеют перед матчем, будет ли клубу засчитано техническое поражение?

— Эти вопросы сейчас обсуждаются в Евролиге и Единой лиге. Пока регламенты и протоколы, по которым мы будем жить в сезоне-2019/20, не будут утверждены окончательно, преждевременно что-то комментировать. Знаю, что обе лиги очень серьезно относятся к безопасности и мы получим хорошо подготовленный документ, который будет минимизировать риски для участников и позволит сыграть полноценный сезон. Для нас это главное. Ведь, несмотря на все сложности, мы проводим полноценные сборы, наши болельщики соскучились по игре.

— Будет ли команда чаще пользоваться чартерами из-за ситуации с коронавирусом?

— Всё упирается в бюджет. Естественно, мы будем стараться оптимизировать нашу логистику, чтобы игрокам, тренерам и персоналу команды было максимально удобно в нынешних условиях. Пока мы понимаем, что наш ближайший выезд состоится в Стамбул на игру с «Анадолу». И мы летим в Турцию, с которой у России открыто авиасообщение. Как будет дальше? Хочется надеяться, что к началу сезона у нас не будет ограничений, с тем чтобы покинуть страну. И чтобы наша дорога на рядовой выезд не превратилась в то испытание, которому подверглись все наши легионеры этим летом.

— У кого был самый тернистый путь до Санкт-Петербурга?

— Уже упомянутый Манос Пападопулос с улыбкой сказал, что легкий путь из Афин в Санкт-Петербург составил 27 часов. Что уж говорить о наших американцах, канадце Кевине Пангосе, которые добирались к нам с 3–4 пересадками. Так что каждый, кто доехал до предсезонных сборов «Зенита», совершил небольшой подвиг.

— 16 сентября Единая лига озвучит бюджеты команды за сезон-2019/20. У «Зенита» он серьезно вырос по сравнению с сезоном-2018/19?

— Нет, наоборот, в прошлом сезоне наш бюджет снизился, даже несмотря на участие в Евролиге. Мы старались не комментировать цифры, которые нам приписывались западными и рядом российских СМИ в сезоне-2019/20. В этих публикациях бюджет «Зенита» был очень сильно завышен.

— На каком этапе находится развитие академии «Зенита»? Чем можно объяснить снятие «Зенита-2» с розыгрыша Суперлиги-2?

— Большинство спортивных клубов были вынуждены сократить бюджеты из-за пандемии. Мы тоже сделали это по всем направлениям. Поэтому, чтобы продолжать развивать нашу академию с охватом всего Санкт-Петербурга, нам пришлось принести в жертву одну из команд. С одной стороны, это вынужденная мера. С другой — в этом году воспитанников академии баскетбола «Зенит», готовых получать постоянную игровую практику в Суперлиге-2, — два-три человека и они задействованы в молодежной команде. Остальных же нам бы пришлось набирать на стороне, то есть брать людей, которые не имеют никакого отношения к нашей структуре подготовки. На следующий сезон у нас уже подходит поколение игроков, которым будет необходим опыт взрослого баскетбола. Они будут близко и к основной команде, и будут результатом работы академии.

— По травмированным игрокам есть понимание, когда и кто вернется?

— Артурас Гудайтис пока не тренируется, ему только сняли швы. Понятно, что к первым играм сезона он готов не будет. Билли Бэрон пережил серьезное отравление, его участие в игре с «Химками» под вопросом. Хвостов будет восстанавливаться еще примерно три недели. Мы боимся форсировать его выход на паркет, чтобы не случилось рецидива.

— Чем обусловлен выбор капитана в пользу иностранного игрока — поляка Матеуша Понитки?

— Во-первых, для нас не имеет значения, русский это будет игрок или иностранный. Да, мы подписали контракт с капитаном сборной России, очень авторитетным игроком Виталием Фридзоном и многие думали, что мы сделаем выбор в его пользу. Но, на мой взгляд, правильно, чтобы капитаном был баскетболист, который не только что пришел в «Зенит», а прошел с клубом определенный путь. Поэтому остановились на Понитке, который показывает запредельный уровень самоотдачи не только на играх, но и на каждой тренировке. Такой же человек он в жизни. На своем примере он способен повести команду за собой. Его помощник Андрей Зубков — человек с характером, который имеет капитанский опыт и способен сказать свое веское слово в раздевалке.

— Ряд российских клубов отказались от продажи абонементов в этом году. Почему вы все-таки решили их реализовывать?

— Тут стоит выделить два момента. Во-первых, если мы продаем абонементы, то верим, что состоится полноценный сезон. Мы играем для болельщиков, мы — молодой клуб, и именно для нас отказаться от продажи абонементов было бы ошибкой. При этом есть четкое понимание, что мы берем ответственность перед владельцами абонементов. В клубе проработали систему, при которой, в случае если сезон идет не по оптимистичному сценарию, мы делаем болельщикам денежный возврат. Во-вторых, любой серьезный клуб должен стремиться к тому, чтобы на трибунах было как можно больше владельцев абонементов. У всех великих команд места на арене переходят из поколения в поколение. У России такой традиции, к сожалению, нет. Но мы очень хотим стать клубом, который сломает эту ситуацию.

— Удалось ли «Зениту» сэкономить на зарплатах в период карантина?

— Да. Мы договорились с игроками о снижении заработной платы на 50% на период карантина.

— Профсоюз Евролиги же в итоге договорился с клубами о 20-процентном сокращении?

— Это была рекомендация, все-таки в профсоюзе состоят далеко не все игроки. Надо отдать должное баскетболистам «Зенита», которые прекрасно понимали ситуацию и пошли на конструктивный диалог о снижении заработных плат в такой непредвиденной ситуации.