Матеуш Понитка: «Мы сплотимся и выйдем из всего этого еще более дружной семьей, чем раньше»

Форвард «Зенита» — о занятиях в изоляции, возросшей ответственности и уроках испанского для сына.
Матеуш Понитка: «Мы сплотимся и выйдем из всего этого еще более дружной семьей, чем раньше»
— Матеуш, ты с семьей остался в России. Почему вы не уехали?

— Да, мы остались, потому что посчитали, что так будет правильно. Наш сын учится здесь в школе, учение идет онлайн. Мы не хотели путешествовать и рисковать, а сыну удобнее здесь сдавать экзамены. Если бы мы уехали в Польшу, потом неизвестно, когда можно было бы вернуться. Это могло бы стать проблемой. Тем более, сейчас в России ситуация с коронавирусом лучше, чем в Польше: можно аккуратно выйти погулять, когда никого нет на улицах, спокойно можно дойти до магазина, просто подышать воздухом. В Польше сейчас строгие ограничения, жить в бытовом плане намного сложнее.

Есть и еще одна причина. Просто ты никогда не знаешь, когда снова можно будет идти в зал и тренироваться. Если это случится до того момента, когда мой сын окончит школу, я обязательно сразу же пойду набирать форму вместе со всеми, кто остался в России. Сейчас мы просто не знаем, что произойдет завтра.

— Следишь за новостями на изоляции?

— Конечно, мы всей семьей следим за новостями. Но мы стараемся выбрать для себя то, во что мы верим, а во что — нет. Многое про сегодняшнюю ситуацию правда, многое выглядит выдумкой. Просто ждем, когда это все закончится, как и все остальные. Стараемся идти по течению со всеми, фокусируемся на себе и своей жизни. Уделяем время друг другу, потому что по ходу сезона времени на это не так много.

adENE8TdCVg.jpg

— Многие игроки сказали, что в изоляции многому научились. Например, Понкрашов вовсю готовит. Ты что-то новое освоил?

— Я стараюсь не сидеть на месте, очень много читаю и думаю обо всем на свете. Мы в семье стараемся узнать друг друга с какой-то новой стороны, с неожиданной стороны, погружаемся в себя, в свое тело и свою душу. Это что касается личных вещей. А так, конечно, мы тоже готовим, стараемся освоить новые блюда, сейчас на это есть время, и важно просто его не провести впустую. Очень важно есть здоровую пищу — это вообще очень важно, особенно в эти дни. Если ты просто заказываешь откуда-то фастфуд и, что логично, не тренируешься на полную, то очень легко набрать вес. Это никому не нужно. Мы вместе с женой готовим… А, подожди, вот она зашла в комнату и слушает, что я говорю, поэтому я должен сказать, что в основном, конечно, готовит она, а я просто ей помогаю (смеется). В остальном просто стараемся развлекаться, смотрим фильмы, играем, тренируемся, разговариваем с друзьями.
 
Мне кажется, что сейчас нужно еще больше сплотиться и выйти из всей этой ситуации еще более дружной семьей, чем мы были.

— Еще раз вернемся к интервью с Антоном. Он сказал, что никогда не оставался так надолго без баскетбола. Ты оставался?

— Да, такая же история. Я думаю, что никто из профессиональных баскетболистов не оставался без баскетбола так надолго, если не считать тех, у кого были тяжелые травмы. К сожалению, этот перерыв уже затянулся, и я просто не могу дождаться, когда наконец снова смогу выйти на паркет и играть.

— Ты должен был сыграть на Олимпийских играх в Токио этим летом, но их перенесли на год. Ты расстроился или, наоборот, решил, что зато лучше подготовишься?

— Не могу сказать, что я сильно расстроился. Я не мог на это повлиять, ни один тренер и игрок не могли. Нам остается только стараться подготовить себя к следующему сезону. Я все же понимаю ситуацию и думаю, что все вокруг ее понимают. Очевидно, что ни квалификацию, ни сами Игры нельзя было провести этим летом.

we8cXTnBBPc.jpg

— Какие у тебя впечатления останутся от этого сезона, если он так и не будет доигран?

— Это был тяжелый сезон и в каком-то роде странный. У нас отличная команда, хорошие игроки, все талантливые и опытные. По ходу большей части сезона чего-то не хватало, какой-то мелочи, которая могла бы помочь нам оправдать ожидания. Конечно, сезон пока оборвался, мы не сыграли много матчей, которые могли бы все изменить. Думаю, никто не станет спорить, что в последний месяц мы стали играть намного лучше, новый тренер как будто добавил нам свежести. Мне кажется, что мы могли бы зайти в плей-офф Единой лиги, показать там себя с лучшей стороны и чего-то достичь. Но, конечно, я понимаю, что это всего лишь спекуляции — сезон окончен, никто не победил, никто не проиграл.

— В этом году от Матеуша Понитки в Евролиге ждали больше, чем раньше. Если в предыдущие твои два захода в ЕЛ ты был молодым игроком, получил титул «Восходящей звезды», то в этом сезоне все знали, что ты способен быть лидером клуба Евролиги…

— Самая большая разница между той Евролигой, в которой я играл прежде, и Евролигой этого сезона в том, что изменился формат. Сейчас тебе нужно провести 34 матча в регулярном чемпионате, и каждую неделю ты выходишь на паркет против лучших игроков Европы и одних из лучших в мире. Так что каждый раз нужно быть готовым.

Впрочем, конечно, есть и другие различия для меня. В последний раз до «Зенита» я играл в Евролиге, когда мне было 22 или 23 года, точно не помню. Я стал старше, опытнее, поиграл в разных турнирах, разных командах. Этот опыт помогает. Так что теперь, соглашусь, чувствую себя по-другому. Как баскетболист, ты хочешь играть на этом уровне, ты хочешь, чтобы тебя знали. Так что это большое удовольствие.

AAamC955utQ.jpg

Для «Зенита» первый сезон на таком уровне не был легким, он был тяжелым, я бы даже сказал. Никто и не ждал легкой жизни. Я счастлив быть частью этой команды.

— Семье нравится в Санкт-Петербурге?

— Да, конечно. Мы вообще говорим, что куда бы мы ни отправились, пока мы вместе, все хорошо. Жена нашла здесь подруг, жен остальных игроков. Она тоже старается заниматься саморазвитием. Мой сын ходит в школу здесь, это очень хорошая школа. Ему нравится в России, да и потом, отсюда не так далеко до Польши — можно сесть на самолет, провести в нем два часа и оказаться дома. А так все хорошо, город красивый. погода, правда, могла бы быть лучше… Я честен! (улыбается). А в остальном же все отлично.

— Твой сын учит испанский, как он продвинулся? Ты сам говоришь по-испански?

— Он начал учить испанский, когда я играл за «Тенерифе» на Канарских островах. Он ходил в испанскую школу, где преподавание было наполовину на испанском, наполовину на английском. Конечно, первые месяцы были для него тяжелыми, но потом он втянулся, стал понимать больше и больше. Сейчас у него есть друзья в Испании, он говорит с ними на их языке, у него разговорный уровень. Мы стараемся дать ему отличное образование, потому что если он будет говорить на испанском и английском, это замечательно — два из трех самых популярных языков мира. Отличный старт, мне кажется.

Что касается меня, то да, я многое понимаю на испанском. Иногда я даже могу говорить, но это не разговорный уровень. Я понимаю большинство из того, что говорят по-испански, но по ходу сезона я больше использую английский, потому что все в команде на нем говорят.