Хави Паскуаль: «Я работал с 16-летними пацанами и сам платил за обучение. Это был мой путь»

Интервью главного тренера «Зенита» Джо Арлаускасу в рамках подкаста Евролиги Crossover. Далее — расшифровка записи.
Хави Паскуаль: «Я работал с 16-летними пацанами и сам платил за обучение. Это был мой путь»
— Сегодня с нами на аудиосвязи из своего дома в Барселоне один из лучших тренеров Евролиги, один из самых молодых — если не самый! — наставников, который еще 10 лет назад выиграл главный трофей в возрасте 36 лет. Добро пожаловать, главный тренер «Зенита» Хави Паскуаль! Как у вас дела, тренер?

— Здравствуйте! Все отлично. Как у вас дела?

— Учитывая ситуацию, нормально. Я тут на днях смотрел статистику, делал какие-то записи. Знаете, я ведь никогда не осознавал, что вы были так молоды, когда выиграли Евролигу.

— Спасибо! С другой стороны, конечно, это не очень хорошо, ведь это означает, то я выгляжу старше. Ну да ладно (смеется).

— Нет-нет, вы всегда выглядели молодо. Думаю, вам даже нужно проверить паспорт и удостовериться, что ли вам сейчас 47.

— Ха-ха, хорошо!

— Когда вы выиграли трофей в 2010, все изменилось так быстро. Я люблю делать подобные интервью с тренерами, особенно когда они открыты и честны. Потому что часто можно услышать какие-то дежурные фразы. Что вы чувствовали, будучи молодым тренером, который противостоял маститым специалистам? Ивковичу, Блатту? Вы не чувствовали, что вы немного выбиваетесь?

— Конечно, я чувствовал большое уважение ко всем. Но я все же тоже был частью истории, частью одного из величайших сезонов Евролиги. кстати, это был последний раз, когда трехочковая линия была отодвинута на 6,25 метра, и после этого баскетбол немного изменился. А в тот год мы играли во взрывной баскетбол, скоростной, агрессивный и в защите, и в нападении. Думаю, что в историю Евролиги мы тогда вписали одну очень красивую страницу.

— Интересно, что вы заметили это. Я даже не помнил, что это был последний год, когда трехочковый считались ближе. Конечно, игра после этого изменилась. Забавно, что ведь тогда считали, что игра перейдет ближе к кольцу, а случилось как раз наоборот.

— Я помню, как тогда буквально все спрашивали, что вообще происходит, зачем это делают. Многие тренеры считали, что будет больше пространства, потому что его не было с трехочковой на уровне 6,25 м. Но в итоге многие тактические схемы стали более консервативными, игроки стали отходить к кольцу и позволять совершать больше трехочковых. Пространства стало не больше, но меньше. Ну а потом год за годом происходила эволюция, и сейчас ситуация совершенно другая — все привыкли к тому, что есть.

— Да, многие игроки стали позволять бросать, потому что думали, что если отодвинуть бросок на большее расстояние от кольца, то процент попаданий будет ниже. Но оказалось, что это не так.

— Именно.


— Хотел спросить у вас о том, как вы добирались домой. Про это написали в СМИ, и кое-чему я верю, а кое-чему мне поверить сложно. Вы «на флажке» покинули Петербург, а потом «на флажке» покинули Москву?

— Так и было! У нас были рекомендации от докторов, и нужно было именно в тот день лететь, потому что потом границы закрылись. Мы поехали в аэропорт в масках, перчатках — и потом не снимали их вплоть до дома. Ты возвращаешься домой, и понимаешь: ты покидал страну, и все было отлично, а через 20 часов ситуация меняется кардинально. Поэтому ты пытаешься защитить себя и не хочешь заразить собственную семью. Мы все сделали в соответствии с техникой безопасности, сейчас я чувствую себя отлично.

— Как много людей было в самолете из Москвы в Мадрид?

— Из Петербурга в Москву было как обычно, потому что они отменили два самолета и всех перешли в третий. А из Москвы в Мадрид — не более 20 человек. А потом, уже в Мадриде, я был удивлен: раньше из Мадрида в Барселону и обратно можно было добраться кучей разных способов, очень легко. В тот же день не было ни одного самолета! Это был шок. Дорога была пустынной!

— Вы путешествовали в одиночку?

— С моим ассистентом Инъиго Зорсано. В Мадриде он взял машину в аренду до Логроньо, а я поехал в Барселону.

— Вы сказали, что за шесть часов увидели с десяток машин.

— Много грузовиков, но легковых машин почти не было. Не знаю, может, 20, я не считал, но очень мало.

— Это должно быть страшно. И вас же останавливала полиция…

— Да, но все было хорошо. Они проверили мой паспорт, мою визу и мои билеты на самолет. Они имели право это сделать, но это выглядело как в фильмах!

— Когда вы сказали, что вы Хави Паскуаль, они должны были просто расступиться!

— Конечно, они узнали меня, но они просто сделали свою работу. Проверили все, все было в порядке.

d0ZVIsvFb6I.jpg

— Давайте вернемся к началу вашей карьеры. Вы играли в баскетбол, когда были молоды?

— Да, я играл в баскетбол в своем городке в 20 км от Барселоны. В то же время я тренировал в мини-баскете команду U16. Эти небольшие деньги я использовал для оплаты своего обучения инженерии. Так что я тренировал, что было моей страстью, и учился одновременно. Шаг за шагом я шел вперед в баскетболе.

— То есть вы работали с 16-летними пацанами и платили за свое обучение? Это не то, что делают большинство тренеров…

— Да, но у меня был такой путь. У нас в жизни есть люди, которые помогают нам становиться теми, кто мы есть. У меня в моем городе было два-три таких человека.

— Кто эти люди?

— Один из них, к сожалению, уже не с нами, это Сальвадор Суле. Другие — это два брата, которые были для меня очень важны. Уже потом, когда я забирался выше, таким человеком был один из бывших ассистентов [известного испанского тренера] Аито Гарсии Ренесеса. Конечно, решающий момент был тогда, когда я оканчивал обучение — я тогда работал ассистентом у Душко Ивановича, многому у него учился, учился понимать игру. Все эти люди сделали меня лучшим человеком и лучшим тренером.

— Вы целых 15 лет работали с разными молодежными командами. Это большой срок. У вас не было ощущения, что вы топчитесь на месте? Многие тренеры на таком уровне могли бы уже бросить все и уйти.

— Это часть моей личности, я всегда стараюсь быть лучше, чем днем ранее. Конечно, я переживал, потому что нужно было бросить работу инженером, а это хорошая работа. Еще в 1995 году, когда я был ассистентом, я в то же время и работал по профессии, потому что не хотел бросать.

— Что это была за работа?

— Технический директор в одной компании. Но я продвигался шаг за шагом, добрался до Сегунды Насьональ, это четвертый дивизион в Испании. И я еще работал. Даже несмотря на то, что у меня уже стали появляться деньги, я боялся бросить работу, сделать этот шаг. Все вокруг меня, кто работал в баскетболе, советовали бросить, говорили, что я буду отличным тренером. А я считал, что я ноунейм, я не бывший игрок, так что для меня это будет очень сложно. но в какой-то момент я оказался во второй команде «Барселоны», встретил Душко Ивановича, который спросил, хотел ли я стать его ассистентом. Для меня это была невообразимая честь. Я согласился, и мне все-таки пришлось сделать этот шаг — бросить работу инженером.

— Но у вас было образование. а значит, и был план Б, если вдруг баскетбол не сработал бы.

— Конечно.

— Душко дал вам шанс не потому, что просто вас встретил, а потому, что что-то в вас увидел. И поэтому вы бросили работу.

— Он был моим кумиром, отлично работал в «Басконии». Я все игры смотрел, работать с ним было моей мечтой. Конечно, в моей жизни это был как переломный момент, когда он меня позвал.

YlnmzwEChLo.jpg

— Каково это — тренировать Хуана Карлоса Наварро? Ведь в той точке ваших карьер вы, скорее всего, уважали его больше, чем он вас.

— Во-первых, это, конечно, правда. Но он на 100% уважает всех людей вокруг себя и показываем им это — от тренера до последнего парня. Думаю, что вы во всем мире не найдете человека, который плохо бы о нем отзывался. Отличный человек, добр ко всем, знает баскетбол, хороший партнер. И он мне часто помогал, пока мы вместе работали.

— В 2008 году Иванович ушел, вы остались исполняющим обязанности главного тренера. Что предшествовало этому? Как вы себя чувствовали?

— Очень странно чувствовал. Никогда не забуду эти чувства. Это был день игры, мы играли первый матч Топ-16 против «Уникахи» Серджио Скариоло. Кажется, это было 14 февраля 2008-го. Я был в зале, и как вы знаете, ассистенты всегда работают на следующий матч. Мы готовились уже к «Вальядолиду», против которого играли после «Уникахи». Часа в три дня ко мне в офис пришел технический директор Зоран и сказал, что Иванович уходит и мне нужно будет заменять его в тот же день. Так и было!

— Никто не знал об этом заранее?

— Были слухи, но не очень серьезные. Было вообще непонятно! В то время я еще не так много читал прессы, но никто вообще не ожидал такого. Ту игру мы, кажется, выиграли с разницей в одно очко, 68-67, что ли. Была очень странная атмосфера в зале, все недоумевали, что это вообще за парень тренирует команду.

— Вас сразу назначили и.о. на весь сезон?

— Нет, был какой-то период в месяц, кажется. Никто ничего не говорил, а потом объявили, что до конца сезона назначают меня. Но мы в тот год сыграли успешно. Тогда нужно было выйти в финал чемпионата Испании, чтобы играть в Евролиге, а в полуфинале мы попали на «Ховентуд», который в тот сезон играл просто прекрасно. Они выиграли кубок, у них играли Руди Фернандес, Рики Рубио. Мы победили даже без преимущества своей площадки. А как иначе? Мы рисковали впервые в истории «Барселоны» не сыграть в Евролиге. Но мы победили в полуфинале и вышли в ЕЛ.

— Должно быть, большая разница — стать тренером в такой ситуации посреди сезона и начать с командой в качестве наставника с самого начала? Это же больше обязанностей, больше ответственности?

— Я уже был главным тренером до этого, но в молодежных командах, во втором дивизионе. Так что, конечно, чувства разнятся. Но у тебя все же есть опыт, и это считается. Это помогает тебе преодолевать препятствия, ты знаешь все процессы. Так что у меня был хотя бы какой-то бэкграунд. Здесь просто все на другом уровне — от тебя зависит состав, кого подписать, с кем расстаться, ты начинаешь чувствовать, что на тебе сосредоточено внимание, что от тебя чего-то ждут.

KVmqt3q7lLI.jpg

— Во многих командах если есть победы, то команда чемпион, а если побед нет, то это все вина тренера.

— Это часть нашей работы, нужно это принимать.

— Когда вы поняли, что вас хотят оставить на посту главного тренера на следующий сезон?

— Летом. Я точно не помню, когда именно, в конце июня или в конце июля. У нас была встреча с руководством, и там мне сказали, что хотят оставить меня во главе команды. Подозреваю, что это было тяжелое решение, потому что «Барса могла выйти на рынок и взять любого тренера, какого хотела. ТАк что я очень благодарен за эту возможность.

— Как изменились ваши отношения с игроками в тот момент, когда вы перестали быть ассистентом и стали главным тренером?

— Когда ты основной ассистент, тебе нужно находиться между главным тренером и игроками, чтобы помогать спортсменам. И необходимо, чтобы ваши отношения были идеальными, потому что вы много работаете вместе, они на тебя рассчитывают. А вот когда ты становишься главным тренером, нужно иногда и убеждать игроков, иногда быть авторитарным, говорить: «Это так, потому что это так, и точка». Я всегда стараюсь иметь ответ на все, о чем может спросить меня игрок. Это очень важно — ответить с уверенностью. И игрок тогда уверен в тебе, доверяет твоему видению. Некоторые тренеры не позволяют игрокам общаться с ними, спрашивать, потому что они считают себя боссами. Но если так реагировать, то ты обязательно потеряешь авторитет.

— У вас есть ответ на то, как Наварро стал таким потрясающим игроком?

— Конечно, у него просто талант. В те годы, что мы работали с ним, он поменялся: если сначала он хотел набирать больше очков, то затем он улучшал собственную игру, учился новому, защищался и нападал, учился отдавать передачи. Конечно, он никогда не терял способности забивать, в том числе делать это в решающие моменты, но он с годами становился просто более универсальным.

rFaJMDtpFIo.jpg

— В 2009 году от финала Евролиги вас отделила одна плохая четвертая четверть в полуфинале. Вы когда-нибудь мечтали об этом, будучи тренером молодежных команд, тренируя во второстепенных лигах, идя к своей мечте?

— О, в этом процессе у меня не было ни секунды, чтобы остановиться и хотя бы подумать об этом. Это как читать книгу и не иметь возможности остановиться, потому что еще одна страничка, еще одна… Без остановки! Я впервые подумал об этом летом 2016 года, когда «Барселона» решила поменять тренера, а я подписал контракт с «Панатинаикосом». Только тогда у меня появилось время подумать, и теперь я понимаю, в чем ваш вопрос. Смотрите… Ты заканчиваешь с «Барселоной», клубом своей мечты, ты продержался на этом посту так долго, как никто, ты играл в «Финалах четырех», ты выиграл один титул. И только спустя время ты понимаешь, что ты сделал. Это было потрясающе. Но, когда ты в работе, ты всегда думаешь о работе, о следующем шаге, следующем часе.

Но расскажу одну историю. Летом 2010-го мы выиграли все трофеи, кроме чемпионата Испании, даже в Евролиге победили впервые с 2003 года. Причем впервые сделали это на выезде — в Париже. И проиграли «Басконии» 0-3 в финале ACB, причем каждый раз по одному очку. Летом я отправился на Мальорку, я всегда туда езжу. У меня в первый же день был завтрак в месте, в которое я всегда захаживаю, и там ко мне подошел человек, который на чистом каталонском сказал: «О-о-о, Хави Паскуаль. Ты должен испытывать стыд, как ты мог проиграть этот невозможный финал чемпионата Испании?» Я был в шоке. Многие люди подходят ко мне, чтобы сказать что-то хорошее, но этот был не из их числа. Что это означает? А то, что никогда не достаточно. Всегда что-то не так. Ты не можешь всех болельщиков сделать счастливыми, какая-то их часть никогда тебя не полюбит. Но все же главное — никогда не останавливаться.

— Летом 2009 года вы добавили в состав много отличных игроков, ожидания от вас по-прежнему были на высочайшем уровне. И ведь нельзя было сыграть хуже, чем в предыдущем сезоне, в котором вы вышли в полуфинал. Какая была атмосфера в команде? Вы понимали, что это будет «ваш год»?

— В 2009 году мы выиграли чемпионат ACB и тогда же начали создавать позитивную атмосферу вокруг команды. Мы поняли, как выигрывать. А после этого создали великолепную команду, перемешав местных игроков, которые давно играли в «Барсе», и хороших иностранцев. Комбинация была отличная, потому что и местные, и приезжие были голодны до побед. Атмосфера была прекрасная, настрой боевой. Весь сезон мы играли на хорошем уровне, но и тренировки у нас тоже были очень полезными.

— За весь сезон вы проиграли всего два матча — «Партизану» и «Реалу». В полуфинале вы обыграли ЦСКА, причем на первый план вышла защита. Именно защита. Это и была разница по сравнению с предыдущим сезоном, когда вы проиграли ЦСКА в полуфинале?

— Мы проиграли им в предыдущем сезоне, да, в Берлине, и все помнили это. Мы постарались сыграть в защите, это верно, но поначалу и нам, и им было неудобно играть. Много мазали, не могли набрать очков. На обе команды давила ответственность. Но потом мы начали лучше чувствовать игру, шаг за шагом мы уходили в отрыв, а потом Наварро поймал кураж. Был сложный матч, но мы победили.

AIf_kTPBh3k.jpg

— Тренеры говорят, что защита выигрывает титулы.

— Я бы сказал, что это все-таки комбинация защиты и нападения. Нужно быть серьезным на обеих сторонах площадки.

— В финале Евролиги вы тогда победили «Олимпиакос» с разницей в 18 очков. Сейчас кажется, что это была легкая победа, но ведь это не так…

— Я помню эту игру очень хорошо. Еще в полуфинале, когда мы победили ЦСКА, я был уверен, что вы выдадим действительно хорошую игру, такую, которую мы хотели. Так и произошло.

— Что вы изменили в тот год? То есть, было ли что-то такое, что вы сделали по-другому по сравнению с тем, что произошло годом ранее?

— Все тренеры идут от игры к игре. Мы все так говорим. Но в год, когда мы победили, мы потратили еще больше времени на подготовку к матчам. Например, в воскресенье мы тренировались мячами Евролиги, и все понимали, что мы готовимся к игре Евролиги. А потом мы переключились на ближайший матч в лиге ACB, просто разделили подготовку. Потом что за год до этого мы просто полторы недели готовились к «Финалу четырех», невзирая на ACB. Теперь же я всегда разделяю подготовку, правда, это теперь не всегда работает и приносит титулы.

— Когда вы работали инженером, вы мечтали выиграть Евролигу? Или просто хотели найти неплохую работу тренером в неплохом клубе?

— Я не тот, кто слишком много мечтает. Я просто готовлюсь, уделяю внимание следующему шагу. Даже как человек, не только как тренер. Конечно, в то время я не мог мечтать о победе в Евролиги, это совершенно верно. Я просто готовлюсь, думаю, как помочь своим игрокам победить, думаю, что мы можем сделать. Я тренер не потому, что хочу побеждать и быть известным, а потому, что хочу каждый день чувствовать себя частью игры, частью того, что помогает моим игрокам побеждать. И после побед ты просто понимаешь, что ты все сделал правильно.

rwUEbocqvKY.jpg

— «Финал четырех» Евролиги в 2011 году проводили в Барселоне. У вас была отличная команда, но можно ли назвать это нечестным стечением обстоятельств? Мы знаем, как сложно повторить победу в Евролиге на следующий же год, а на вас оказывалось дополнительное давление только потому, что решающие матчи проходили в Барселоне.

— Мы были готовы к этому. Просто иногда, я не знаю, почему, но вещи происходят не так, как ты планируешь. Мы начали терять игроков из-за травм, важных игроков. Нам просто не повезло. Мы играли против «Панатинаикоса» с преимуществом домашней площадки, были, наверное, одной из двух лучших команд Европы на тот момент. Но кому-то нужно было проиграть, и неожиданно это стали мы. Два «технаря», потеря концентрации, все пошло-поехало… И все, с тех пор инициатива была перехвачена, нам нужно было побеждать в Афинах. В Афинах! У Наварро травма, сложности добавляются. Но иногда так случается, мы попробовали победить и не победили. В итоге, мы проиграли будущим чемпионам Евролиги.

— Как тяжело для тренеров и игроков смотреть матчи «Финала четырех», который проходит на их же площадке, но без них?

— В тот момент было очень тяжело. Сейчас это немного по-другому, ты больше понимаешь, ты более опытный, умеешь держаться в такие дни, понимаешь, как это работает. Нужно просто понимать, проделал ли ты хорошую работу. Снаружи очень легко это оценить, но изнутри нужно просто быть честным с самим собой. Это очевидно сейчас для меня, но тогда было сложно, конечно. Даже несмотря на то, что мы победили в ACB, все чувствовали пустоту внутри.

— Вы больше не поехали на Мальорку встретиться с тем парнем?

— Нет (смеется), тогда мне никто не был нужен, чтобы что-то мне говорить. Я сам справился с тем, чтобы обвинить себя.

— Вы провели в «Барселоне» больше девяти лет, выиграли все, четырежды были тренером года в Испании, взяли Евролигу, стали одним из самых побеждающих тренеров в истории турнира. Насколько сложно было уходить? Как это произошло?

— Когда ты становишься тренером, ты всегда в опасности. Никто не сможет проработать в одной команде всю жизнь. Я сделал все, что мог, для «Барселоны», это были лучшие годы. Чувствую, что дал этой команде больше своего максимума. Я поблагодарил всех — и все. Я чувствую себя частью истории «Барселоны», но жизнь продолжилась. После этого у меня была часть жизни в «Панатинаикосе», теперь в «Зените». Посмотрим, где я окажусь дальше. Когда ты уходишь из клуба типа «Барселоны», ты действительно становишься тренером. Я помню один разговор с Этторе [Мессиной], и он сказал: «Ты отлично поработал в Барселоне, но ты действительно почувствуешь себя тренером, когда ты покинешь свою страну и будешь работать где-то еще, что-то выиграешь. В этот момент ты почувствуешь». И он был прав! Я помню, когда я выиграл первый трофей в Афинах, я вспомнил его слова. Конечно, он был прав. Это что-то особенное.

4x9mOxpwQsw.jpg

— С какими чувствами вы покидали Барселону? Вы же там провели фактически всю жизнь…

— Конечно, покинуть дом было для шоком. Это был мой первый опыт работы за границей, и  решился на это за 48 часов. Времени не было. Но оказалось, что это был отличный опыт! Атмосфера, болельщики, все было очень хорошо. Однако, все заканчивается, у меня в Афинах много друзей, хорошие воспоминания о том периоде, так что я ни о чем не жалею.

— Что вы помните о своем первом греческом дерби с «Олимпиакосом»? Домашнем и выездном?

— Нет ничего, что может сравниться с этой атмосферой. За день до игры никто не думает о матче, тебя останавливают на улице, приглашают на кофе, что угодно. Но к времени игры Афины парализованы! Помню, как я спросил за день до матча, где будут сидеть болельщики «Олимпиакоса» на ОАКА. Мне ответили: «Что? Нигде». Если ты болельщик «Олимпиакоса», ты не можешь приходить на выезд к «Панатинаикосу», и наоборот. Тогда я начал что-то понимать в этом. Атмосфера была отличная!

— Я был на одной из ваших тренировок. Это ваш стиль, что вы даете свободу ассистентам и просто следите за всем, что происходит? Или это было какое-то исключение?

— Да, это мой стиль. У них у всех есть свои обязанности, и кто-то отвечает за защиту, другой за нападение, кто-то за скаутинг. Но самое главное — это командная работа и задействование всех в работе.

— Выглядит так, что вы даете ассистентам возможность почувствовать себя тренерами. Потому что обычно их работа проходит до тренировок, они готовят отчеты, занимаются с игроками, все в таком духе. А у вас они работают именно на тренировке.

— Да, так и есть. В Испании так часто случается. А в Греции оба тренера были готовы, например, Георгиос Воворас стал и.о. главного тренера, когда ушел Педулакис. Я действительно верю в эту систему, у меня внутреннее чувство. Мне помогли быть тренером и я хочу помочь ассистентам стать тренерами, если они хотят. Мне кажется, это единственный способ работать на таком уровне. Нужна помощь.

— Я выиграл один титул чемпиона Евролиги, другой проиграл. Вы были в «Финалах четырех» много раз, но лишь один раз победили. Это заставляет вас более трепетно относиться к первому чемпионству или, напротив, заставляет сожалеть, что выиграли титул так рано? Это серьезный вопрос, я бы лично хотел победить на излете карьеры…

— Как я уже говорил, я всегда думаю о будущем. Не могу остановить попытки стать сегодня лучше, чем вчера. Когда у тебя такое отношение, ты всегда думаешь о следующем шаге, следующем трофее. Ты просто не можешь остановиться. Нельзя говорить, что я слишком рано выиграл титул, я всегда могу выиграть еще один.

8Ib73x7Xm4w.jpg

— Недавно вас позвали в «Зенит». Команда не показывала результаты, которых от нее ждали, и пришли вы. До вас там работал Жоан Плаза, я думаю, вы отлично его знаете. Сложно приходить на место человека, которого ты отлично знаешь?

— Я уважаю Жоана, мы много раз играли друг против друга. В подобных ситуациях ты не звонишь и не спрашиваешь, как дела. В первую очередь, нужно задать себе вопрос — если такой отличный специалист, как Плаза, не справился, что я могу сделать? Но часто так бывает, что дело не в тренере, иногда химия просто не позволяет что-то сделать. Это не значит, что тренер плохой. Это просто означает плохой сезон. Я подумал, что это был мой момент, я воспользовался возможностью. Это был мой момент. И я ни о чем не жалею.

— Когда ты работаешь, весь твой день расписан по часам. Но когда ты сидишь без работы, дни плетутся очень медленно. Чем вы занимались последний год?

— Отличный вопрос. После «Пао», если честно, я вернулся в Барселону. Тогда было Рождество, все закрутилось. Как-то раз я проснулся утром и спросил себя: «Так, а что я теперь буду делать?» Я действительно не знал, что делать с временем, которое у меня появилось. Все мои друзья работали! Я целый месяц смотрел матчи по телевизор и ничего не делал. о после этого я понял, что нужно делать расписание, личное расписание. Например, просыпаться в 7 утра, посмотреть одну игру, найти одного игрока, я не знаю, побегать, что-то еще сделать. Я начал пользоваться расписанием и снова стал человеком. Как люди, мы всегда ориентируемся на какое-то расписание, а у меня был какой-то период, когда меня не существовало. А потом я начал организовывать свой день, и все стало намного лучше.

— В список самых запоминающихся моментов в кашей карьере в Евролиге, наверное, входит победа в «Финале четырех». Назовете еще два момента?

— Я помню свой первый плей-офф, мы играли против «Басконии». Мы в пятой игре вышли в «Финал четырех», и та победа была как трофей. «Барса» тогда давно не выходила в «Финал четырех», несколько лет. Поэтому я был очень счастлив прервать этот несчастливый период. Еще, может, я чувствую что-то особенное, когда я играю против моих кумиров — Скариоло, Мессины, Обрадовича, Ренесеса. Против тренеров такого уровня. Это тоже такие чувства, которые тоже нельзя передать словами.

— Есть какая-то игра, к которой вы хотите вернуться и сделать что-то по-другому?

— Конечно. К сожалению, ты всегда лучше запоминаешь поражения, чем победы. Если бы я мог что-то отмотать, то я всегда думаю о том плей-офф в 2011 году против «Панатинаикоса». А еще о плей-офф против «Реала», когда я уже работал в «Пао». И там, и там я бы вернул вторую домашнюю игру. Мы тогда выигрывали первые матчи и проигрывали вторые. Вот, по крайней мере, две игры, которые я бы хотел отмотать и переиграть.

Слушать подкаст в оригинале