Антон Понкрашов: «Не вижу проблемы поиграть еще 5-7 лет»

Антон Понкрашов – о Базаревиче, встрече с Путиным и как «убивали» сборную России при Блатте*.
Антон Понкрашов: «Не вижу проблемы поиграть еще 5-7 лет»
* Здесь и далее — текст «Спорт день за днем».

Семь лет назад мы гордились нашим баскетболом. Мужская сборная России завоевала бронзовые медали на Олимпиаде в Лондоне. В той звездной команде был петербуржец Антон Понкрашов. Восемь лет спустя он вернулся в родной город. Теперь он играет за «Зенит».

Понкрашов не ушел ни от одного неудобного вопроса. Разве что умолчал, где хранится бронзовая медаль Олимпиады-2012. Но это его право.

– Звонок из «Зенита» был для вас неожиданностью?

– Нет, главный тренер позвонил мне в прошлом сезоне во время плей-офф. Это были не переговоры, а скорее ознакомительное общение. Любой топ-тренер перед тем, как игрока подпишут, должен с ним пообщаться. Многих российских баскетболистов просто не знают. Наш рынок немного отделен от европейского. Поэтому тренеры предпочитают лично узнать игроков.

– А если бы из «Зенита» не позвонили?

– У меня были другие варианты. О завершении карьеры, конечно, не думал.

– Вам 33 года...

– Это много?

– По меркам профессионального спортсмена – нет. Сколько лет вы еще предполагаете играть?

– Пока смогу, буду играть. Мы каждый раз смеемся в раздевалке над тем, что в России есть разделение: если тебе 29 – ты молодой, если 30 – ты уже старый. Для меня это смешно. На сегодня спорт – это вопрос твоего физического состояния. Если ты в 28 лет ничего не делаешь и находишься не в форме, то ты старый.

– Логично.

– А если ты в 33 следишь за собой, правильно питаешься и находишься в прекрасной форме, то это абсолютно не возраст. Я исключительно профессионально отношусь к своему здоровью и телу. Не вижу проблемы поиграть еще 5-7 лет. Легко. Но это зависит от того, как будет вести себя организм.

– Вы уже думаете о том, чем будете заниматься после завершения карьеры?

– Я практикую индивидуальные тренировки. Мне это нравится.

– Сколько стоит?

– Это чисто для своих. Помогаю или бесплатно даю мастер-классы. Мне нравится тренерское дело, но много зависит от удачи.


– Вы уже обучаете иностранцев в «Зените» русскому языку?

– Только плохим словам (улыбается). Ренфро играл в Красноярске, поэтому владеет полным пакетом знаний.

– Вы играли в ЦСКА. В этом году армейцы выиграли Евролигу. Из русских баскетболистов в «Финале четырех» играл, фактически, только Никита Курбанов. Ряд российских болельщиков признались, что не могут радоваться такой победе ЦСКА, где столько иностранцев. Их за это пристыдили. На ваш взгляд, кто прав в этой ситуации?

– У нас практикуется свобода слова, поэтому я могу говорить, что захочу. Может быть, болельщик хочет видеть в ЦСКА одних русских. Это его право. Почему он не может это высказать? Все равно хорошо, что ЦСКА выиграл Евролигу. Их победа превозносит весь российский баскетбол. Пускай даже в «Финале четырех» сыграл один Курбанов.

– Все-таки главная команда, которая превозносит российский баскетбол, – это сборная России. Перед Кубком мира-2019 в соцсетях появилась ваша фотография с намеком, что вы ждете звонка от тренеров. Сергей Базаревич вам позвонил?

– Конечно, нет.

– Вы понимаете, почему он вас игнорирует?

– У меня нет ответа. На самом деле? очень смешная история. В соцсетях казалось, что я намекаю на то, что Базаревич должен вызвать меня в сборную.

– Что было на самом деле?

– У меня брали интервью и спросили: «Почему Базаревич не вызывает в сборную?». Я ответил, что не знаю. Базаревич тоже не смог дать четкий ответ. Если ты не видишь игрока в своей команде, так и скажи об этом по-мужски.

– Базаревича спрашивали про ваше отсутствие даже по ходу Кубка мира.

– И он не мог ответить. Если у него не хватает смелости сказать, то это его личная проблема. Все знают, что я отдал сборной очень много лет. Всегда с теплотой души болею за нее и общаюсь с ребятами, которые там играют. Возникшая ситуация была сделана искусственно со стороны Базаревича.

– Как вы думаете вам еще удастся сыграть за сборную России?

– При Базаревиче – нет. Это его право. Если он в такой ситуации не вызвал меня и Женю Воронова, то сомневаюсь, что в другой сделает это.

– С Дэвидом Блаттом у вас поначалу тоже возникла непонятная ситуация. Вы поехали на чемпионат Европы-2007, набрали 8 очков в финале с Испанией. Но затем Блатт не взял вас на Олимпиаду в Пекин с объяснением: «Понкрашов подхватил звездняк».

– Я не помню эту историю. Через год после Олимпиады мы с ним встретились. Он мне сказал: «Все, что было позади, – это не важно. Сейчас другая история. И нам нужно работать вместе». Я поехал на чемпионат Европы и был там в довольно неплохой форме. Дэвид всегда умел находить общий язык. С ним проблем в отношениях и обид не было. У нас с Дэвидом были хорошие и плохие года в сборной России, но всегда оставались человеческие отношения. Это гораздо важнее, чем спорт. Наверное, это отличает великого тренера от обычного.

– К сожалению, у Дэвида Блатта большие проблемы со здоровьем. Врачи обнаружили рассеянный склероз. 

– Для всех нас это большой удар. Мы все с большой любовью относимся к Дэвиду. То, что он сделал для российского баскетбола, – это гениально. 


– Золото Евробаскета, бронза на Олимпиаде в Лондоне.
  
– Да, но еще мы выстроили прекрасные отношения в сборной.

– Команда-семья?

– Да, и это гораздо важнее. Ты всегда тепло вспоминаешь истории из той сборной, потому что у нас была, действительно, классная атмосфера. Мы получали удовольствие от нахождения рядом.

– На Олимпиаде в Лондоне сборная России здорово прошла групповой турнир: четыре победы в пяти играх. Матч с Испанией стал вашим бенефисом: 14 очков и 11 передач за 38 минут. Даже комментатор Владимир Гомельский был вами доволен.

– Да? Что редкоcть?

– Точно. Что это все же было с Испанией: какое-то озарение или хотелось доказать Гомельскому, что он вас зря критикует?

– По ходу матча мы довольно много проигрывали. Дэвид запустил нас с Виталиком Фридзоном, мы включились и на кураже затащили эту игру. Один из моих лучших матчей за сборную России. Полуфинал против испанцев сложился по-другому. Тогда уже они отыгрались.

– Почему им позволили?

– В четвертьфинале с Литвой Кириленко подвернул ногу. На следующий матч он вышел с отекшей ногой. И явно был не в своей лучшей форме.

– Серьезная потеря.

– У нас была специальная тактика по защите от «больших» испанцев – мы все время сдваивали игроков. В первой половине это проходило. Во второй чуть физически устали, а испанцы смогли попасть трехочковые на эти сдваивания и создали преимущество. Обидный матч.

– После игры Блатт сильно кричал в раздевалке?

– Нет, но он умел вставить острое словцо. Когда надо, Блатт кричал. В предсезонке нас регулярно уничтожала какая-то команда. Очков 20-30. Дэвид всегда это делал осознанно.

– Например?

– 2007-й год. Перед чемпионатом Европы мы играли в час дня во Франции. Дэвид сделал тренировку в шесть утра, чтобы мы были никакими. Франция нас «убила» 40 очков.

– Сильно.

– Крика было! Летали коробки для льда, фломастеры... Через года Израиль «убил» нас 30 очков. Каждый год нас кто-то уничтожал. Блатт, наверное, это делал специально, чтобы придать нам какой-то толчок.


– В Лондоне перед матчем за третье место Блатт настраивал как-то по-особенному?

– Нет, все прекрасно понимали, что есть возможность сделать что-то великое.

– Полуфинал был задачей-минимум?

– Не было никаких задач! Ключевой момент – четвертьфинал с Литвой. Я чувствовал, что психологически мы сильнее, чем они. Литвой тогда руководил Кемзура, а он – ученик Дэвида Блатта.

– В матче за 3-е место Блатт дал вам сыграть всего 12 минут. Были на него за это обижены?

– Нет, по ходу матча Швед набрал много очков. Когда с Испанией у меня было 14+11, Леха сыграл 7 минут. В матче за 3-е место я прекрасно понимал, что он тащит команду. Мне надо было только дать ему передохнуть. Всю игру ему говорил: «Ты тащишь. Ты красавчик. Восстанавливайся, а я подменю тебя на 2-3 минуты. Это твоя игра».

– После Олимпиады Владимир Путин вручал вам госнаграды. Что запомнилось с той встречи?

– Машины, на которых уехали. Мы в тот момент были в эйфории. Находишься как в тумане: вокруг тебя куча олимпийских призеров, и тут выходит Путин.

– В жизни он оказался таким же, как вы его видели по телевизору?

– Путин был абсолютно нормальный. Он подготовился к встрече. Знал практически про всех спортсменов. Перед вручением наград мы стояли за столиками. Путин подошел к нам: «Вот, молодцы, смотрел с Испанией. Чуть не повезло».

– Вы до сих пор ездите на подаренном автомобиле?

– Нет, я его практически сразу продал. Государство вручало за 3-е место – Audi A6, за второе – Audi A7, а за первое – Audi A8. Я сдал в трейд ин A6 и взял A7.

– А если бы победили Испанию, сразу бы ее получили.

– А первое место мы не могли занять (улыбается)?

– Разве Dream Team было реально обыграть?

– Наверное, нет. Мне, к сожалению, всего один раз удалось сыграть против Dream Team. Это было что-то феноменальное! Самое интересное, что мы были в игре. Но если ты с американцами не будешь сфокусирован все 40 минут, то в момент можешь улететь на «-20». И уже не вернуться в игру.

– Мы говорили с вами про A6, A7. Не у всех в России вызывает понимание, когда олимпийцам платят такие большие премиальные, дают машины.

– Когда турки заняли второе место, игрокам дали по миллиону долларов. Есть много примеров, когда люди просто отбирались на чемпионаты Европы, а им дарили дома и квартиры. Почему-то думают, что такое происходит только в России. Мы выиграли третье место, а нам подарили по машине. Что это такое?! Тебе же не просто так дарят машину, а за то, что ты помог России завоевать какую-то медаль на каких-то соревнованиях.  Государство выделяет спортсменов, которые чего-то добились для страны. Безусловно, в России есть проблемы: нищета, кто-то болеет. Спортсмены в этом не виноваты. Многие из них занимаются благотворительностью. Мне кажется, что надо судить по этим поступкам, а не по тому, взял кто-то ключи от машины или нет.

– Где вы храните свою бронзовую медаль Лондона?

– Не скажу. Она у меня хранится в секретном месте.

– Часто надеваете?

– Никогда не надеваю. Зачем?!

– Может, отправляетесь куда-то в гости. Просят показать.

– У нас этому не уделяется особого внимания. Мне кажется, что даже олимпийцев просто не знают. В 2013 году я играл в ЦСКА. 1 сентября проводил линейку в школе. Вот там я был с медалью. Показывал ее ребятам и рассказывал про Олимпиаду. Это был единственный случай. Больше я медаль не показывал, и никто про нее не спрашивал.

– Я видел, как вы соревновались с сурком, кто громе крикнет. Сколько дублей сделали?   

– Один. Но я не соревновался. Это была чистая импровизация.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Найди 5 отличий

Публикация от Anton Ponkrashov (@antonponkrashov)


– Потом узнавали, кто победил?

– Ха! Нет, мне просто понравилось. Получилось очень стебно и весело. Я не делал это специально. Просто крикнул, а звук потом наложили.

– Вы уже давно занимаетесь благотворительной деятельностью. Что вас к этому подтолкнуло?

– Это было в 2010 году. Я тогда играл в «Спартаке». Трех-четырех человек попросили сходить в онкологическую больницу в Санкт-Петербурге. Мы сходили. Подарили футболки, шарфы – все, как обычно. Потом позвонили и спросили: «Что нужно конкретно больнице? Может телевизор?». Нас попросили кое-какие вещи. Мы все это купили и привезли. В основном в больнице лежали дети. Когда я пообщался с родителями, во мне что-то изменилось.

– Тяжело было?

– В конце меня попросили: «Антон, скажи речь родителям». Я занимаюсь любимым делом, получаю за это зарплату и должен сказать что-то людям, у которых тяжелая ситуация. Они даже не знают, что будет завтра. Вы не представляете, насколько сложно мне было на душе. Я не мог подобрать слова. В горле стоял ком. После этого я решил, что по возможности буду помогать.

– Самая тяжелая ситуация, с которой вы сталкивались?

– Много тяжелых... Сейчас же мир интернета. И уже не определишь, где правда, а где ложь. Многие делают фальшивые документы, обманывают, чтобы заработать денег.

– Дайте совет людям, кто хочет помочь, как не стать жертвой мошенников?

– Есть много проверенных фондов, которые занимаются благотворительностью. Cо своим фондом «Надежда на завтра» я помогаю детским домам. Мне говорят: «Антон, нужны одежда, микроволновки, компьютерный класс». Я помогаю.

– Мы общаемся с вами в начале сезона. Что вы хотите увидеть в конце?
  
– В этом сезоне я решил поставить себе единственную цель: закончить его здоровым.

– Хорошая задача.

– Я желаю этого всей нашей команде. Чтобы травм было как можно меньше. А уж по работе и отдаче я думаю, что у нас обалденная команда и классный тренер. Мы работаем и постараемся сделать все от нас зависящее.

– И чтобы в конце сезона вам позвонил Базаревич.

– Этого не случится. Мы не будем строить иллюзий.

Оригинал: «Спорт день за днем»