Он ставил блокшот Айверсону и носит бороду из-за Воронова. Антон Понкрашов, которого вы не знали

Несостоявшийся игрок НБА, кошмар Айверсона, меломан, любящий муж, благотворитель и бородач по случайности
Он ставил блокшот Айверсону и носит бороду из-за Воронова. Антон Понкрашов, которого вы не знали
Антон Понкрашов возвращается в Санкт-Петербург спустя 13 лет блестящей карьеры. Он уезжал в 2006 году с большими планами и вернулся домой чемпионом Европы, призером Олимпиады, экс-капитаном национальной сборной и просто отличным игроком. «Зенит» рассказывает о новичке то, что вы могли не знать.

При подготовке текста мы пользовались материалами порталов «Чемпионат» и Sports.ru, а также газеты «Бизнес Online».

У Понкрашова были все шансы попасть в НБА

Когда поехал в первый раз в лагерь в Тревизо (Антону было 18 лет — прим. «Зенит»), рядом не было людей, к которым я мог бы обратиться за советом. Там я действительно произвел серьезное впечатление на скаутов, был включен в символическую пятерку лагеря, и там все мне говорили: «Надо ехать в Америку». Но я уже в это время как раз подписал контракт с ЦСКА. И просто не было человека, который сказал бы: «Антон, ты дурак? Собирай вещи и езжай в США!». Я мог бы поехать, и меня бы выбрали под высоким номером.

Я же тогда был в розовых очках, и мне казалось, что за два сезона мне удастся здесь все сделать красиво и уехать туда спокойно. Мне было 18 лет — ничего не понимал. На следующий сезон снова приехал в Тревизо и проявил себя еще ярче. Ну а как иначе, если я провел год в ЦСКА под руководством Мессины? Тогда я сильно прибавил как игрок. И вроде бы все вокруг были довольны, но в этом лагере на меня смотрели уже по-другому. Я ездил туда три года и в последний раз вообще всех разрывал. Как мне объяснили потом, чем старше становишься, тем меньше интереса к тебе проявляют скауты.

И даже в 2008-м, [когда выставил кандидатуру на драфте НБА], мне никто не подсказал, что надо ехать туда, показать себя в лагере. Играть один на один, три на три, четыре на четыре. А это вообще моя игра. Да и кто бы мне объяснил? Тогда у нас это было совсем не развито.

Меня вызвали в лагерь «Финикса», я приехал туда, а за день до моего приезда уволили человека, который меня звал. Я приехал в Лас-Вегас, на меня все смотрят, я смотрю на них. С нынешним знанием языка я бы все понимал. А тогда на мой английский был на нулевом уровне, и я как бы попал в другой мир. В общем, у меня не получилось. Был бы человек, который подсказал, что надо сделать визу и поехать сразу, а не ждать эти несколько лет, все сложилось бы иначе.

Айверсон попадал под блокшот Понкрашова

— Помню, как после игры с «Филой» ты говорил, что поставил блокшот Айверсону. 

— Я не говорил, я его поставил.

— Я посмотрел статистику, блокшот не записали.

— Посмотрел статистику, а его не было? Не-не, я его накрыл и еще наговорил ему там всякого на своем тогда еще плохом английском. Было смешно. Пацаны потом в сборной меня стебали насчет этой темы, что я его накрыл и сказал что-то типа: «Парень, это блокшот». Серега Моня обожал эту тему.


Я уж не помню момента. Был на эмоциях. Представляешь, ты смотришь нарезку Айверсона, а потом накрываешь его. Это вообще какая-то… Факт в том, что он сделал движение, начал бросать мяч, и я достал его. Может, они посчитали этот бросок как промах, но я для себя записал, что это блокшот.

Антон — меломан

Многое беру от жены — она всегда следит за новыми треками. Но и не надо забывать, что я играл с американцами, которые знают толк в рэпе. И в тренажерном зале у нас всегда играет музыка. Ну да, разноплановая. И если бы вы слышали, что ставил Коти Кларк, за голову бы взялись. Вообще, я воспитан на Queen, ДДТ, «Машине времени», но при этом мне нравится рэп и Любочка Успенская. Она реально качает. Ну и отдельная тема, это когда ты утром тренируешься под песни L’One, а вечером выходишь против него играть.

Он не верил в любовь, пока ее не встретил

Когда ты один, есть своя круть. Ты один, ты принадлежишь себе, делаешь, что хочешь, ни от кого не зависишь. А семья и брак — у тебя уже нет слова «я». Всегда есть слово «мы». В этом и есть большое отличие. Не многие понимают, что это серьезный шаг — переступить от просто «я» и стать абсолютно «мы». Какое-то время мне казалось, что это невозможно.

Я реально был убежден до того, как встретил Милу, что это невозможно, и я всю жизнь буду один. Зачем вообще мне кто-то, я кайфую и делаю, что хочу. А тут мне надо будет делать, что хочу не только я. Выбрасывать мусор, еще что-то, убираться. Зачем убираться? Если ты один, ты можешь не убираться, правильно? Мужики, они же могут не убираться, а здесь надо, чтобы все аккуратненько лежало. Это серьезный шаг и в какой-то момент я думал, что никогда его не совершу. Но потом все изменилось, и я счастлив. Я недавно говорил друзьям, что у меня жизнь делится на две части: до брака и после брака. Я убежден, что благодаря жене в жизни после брака я стал гораздо лучше, как спортсмен и человек.

Наш защитник занимается благотворительностью

Был случай. Если бы не он, не знаю, стал бы этим заниматься. В 2010 году в Питере «Спартак» был в детской онкологической клинике Раисы Горбачевой. Решил позвонить менеджеру, может, клинике что-то нужно, помимо маек и кепок, которые мы собирались с собой взять. Сказали, что не хватает трех телевизоров. Спрашиваю ребят: «Скидываемся?». Ответили, что да. Привезли три плазмы, поставили. В зале сидят родители с детьми, человек 20, мне предложили выступить с речью. Я стою, у меня текут слезы, я не понимаю, что можно сказать людям, у которых дети болеют онкологией. После этого случая все изменилось. Сразу же набрал своему менеджеру, сказал, что хочу помогать. С тех времен мы по мере возможности стараемся помогать и этой клинике.

[…] В 2010 году, когда я играл в «Спартаке», к нам на матчи привозили ребят из Тихвина. В этом городе есть церковь. Летом я с женой побывал там. Пообщались со священником. Он очень любит баскетбол и переживает за ребят, которые тренируются. Я провел мастер-класс, и он мне сказал, что есть три парня и девушка-тренер, которые хотят поехать в Казань в лагерь. С женой приняли решение оплатить им поездку. Они пробыли в Васильево 10 дней, все счастливы.

[…] У меня, к сожалению, нет возможности до них доехать (до детского лагеря в Ярославской области — прим. «Зенит»). Я в Москве практически не бываю. Но есть волонтеры, которые собирают необходимые вещи и довозят их до детдома. Я же могу помочь финансами. Если нужны какие-то чайники, микроволновки, ремонт, я всегда помогаю. Также стараюсь привозить на игры. Например, в прошлом сезоне ребята из другого детского дома — смоленского — приезжали на матч УНИКСа с «Химками». Они подарили всем игрокам поделки из бисера, потом зашли в раздевалку, пообщались. В следующем сезоне также буду стараться привозить детей на игры. Единственное, что в Москве мы бываем два раза — с ЦСКА и «Химками». Но я воспользуюсь двумя матчами: свозим их на баскетбол, в музеи и дальше по программе.


Другой случай. Четыре года назад девушка написала мне «ВКонтакте», что у нее молодой человек болен раком. Баскетболист из Украины, нужна помощь, а местная федерация отвернулась. Я тогда был в сборной России, сказал ребятам, что такая ситуация на Украине, на обследование и операцию нужны деньги. Скинулась вся команда, и я отправил деньги. После посмотрел «ВКонтакте»: человек жив-здоров. В таких случаях всегда возникают проблемы с финансами. Лечение очень дорогое, люди с обычной зарплатой не могут себе позволить.

[…] У нас в России как любят делать: все говорят и при этом ничего не делают. Когда мы запускали этот проект, поняли, что многим людям нужна помощь. Мы решили, что будем работать точечно. В детском доме в Ярославской области мы сделали компьютерный класс, купили бытовую технику, сделали футбольное поле и довели всё до должного уровня. Теперь мы можем переключиться на другой объект, которому нужна помощь. Если работать сразу со всеми, мало что получится. Надо довести одно место до ума и перейти на другое — я это вижу так. Ребята-волонтеры очень душевные и бескорыстные, помогают от чистого сердца. Мы нашли взаимопонимание, и за все время нашего сотрудничества не возникало никаких проблем.

В бороде Понкрашова частично «виноват» Воронов

Это очень интересная история, на самом деле. Женя Воронов до сих пор претендует на iPad, но я его ему не отдам, потому что он богатый, ему он не нужен.

Ситуация была такая: я, Женя и один из массажистов ЦСКА поспорили, сколько мы сможем не бриться. Я бороду вообще не трогал, а, кстати, массажист подстригал ее ножницами. Так что непонятно еще, кто кому должен. И мы втроем не брились, причем очень долго. В один момент настал такой жизненный фактор, который я не могу сказать в силу некоторых причин, и нам пришлось побриться.

Ну, Воронов претендует на выигрыш. Как тебе сказать... Короче, сказали, что надо побриться, понимаешь? Дабы не усложнять ситуацию, пришлось побриться, а так я бы не брился, поэтому непонятно, победил он или не победил. Сказали побриться, и пришлось побриться. Запишем в уме iPad для Женьки.