Скотти Рейнольдс: «Играть под руководством Василия Карасева — огромная честь и большая ответственность»

Разыгрывающий «Зенита» рассказал о том, кто повлиял на его решение стать баскетболистом, вспомнил студенческие годы и выразил восхищение главным тренером сине-бело-голубых.
Скотти Рейнольдс: «Играть под руководством Василия Карасева — огромная честь и большая ответственность»
Скотти, первый вопрос стандартный — почему именно баскетбол?
— На самом деле в детстве я играл во все, что только можно, — в баскетбол, футбол, американский футбол, бейсбол и так далее. Где-то в 13–14 лет сосредоточился уже непосредственно на баскетболе.

Почему это произошло? В баскетболе у вас получалось лучше всего?
— Однажды я увидел в деле одного американского игрока. Его зовут Ди Браун — у него была прекрасная карьера в NCAA, он немного поиграл в НБА, затем довольно долго выступал в Европе. Когда я его увидел, он был в старшей школе, и та энергия, страсть к игре меня поразили. Тогда я сказал себе: «Хочу быть как он. Хочу испытывать такие же эмоции от игры». С этого начался мой путь в баскетболе.

У вас пять братьев и сестер, верно?
— Да, нас в семье шестеро — у меня три брата и две сестры.

Наверное, в детстве вам не составляло проблем собрать смешанную баскетбольную команду — один даже оставался на скамейке!
— Вы удивитесь, но я единственный из всех, кто занимается спортом! Никто из моих братьев и сестер не посвятил свою жизнь той или иной игре. Все пошли другим путем. Разве что с младшим братом мы иногда играли. Так что компанию для баскетбола приходилось искать за пределами семьи.

Вы пошли в Университет Вилланова — один из лучших университетов в США в плане баскетбола. Уже тогда были нацелены на то, чтобы стать профессионалом?
— Когда я рос, моей целью было просто играть в баскетбол. Я не задумывался особо, получится у меня стать профи или нет. Мне хотелось становиться лучше, я работал над собой, получал удовольствие от игры. Люди верили в меня, и в Вилланове сложились очень благоприятные условия для развития, мы выступали довольно успешно. Главным было продолжать работать и быть преданным делу, которым ты занимаешься.

Наверное, самым запоминающимся моментом карьеры в NCAA стал ваш решающий бросок в игре с Питтсбургом, который вывел команду в финал четырех? В тот момент не было ощущения, что на один вечер вы стали самым популярным баскетболистом в США?
— Это был действительно самый незабываемый момент, не только для меня, но и для всей команды. До этого много лет наш университет ничего не выигрывал, даже не участвовал в финалах, поэтому это стало большим шагом вперед для всей баскетбольной программы Виллановы. Это был невероятный вечер! Думаю, все, кто был в команде, запомнили ту игру на всю жизнь.

Вы сейчас общаетесь с кем-то из той команды?
— Общаюсь. В противостоянии с «Баварией» как раз встретился с одним из ребят — Реджи Реддингом. Мы все очень близки до сих пор. Одна из вещей, за которые я благодарен университету, — дружба между всеми нами, которую он дал. Мы действительно стали как братья.

Вы были одним из лучших игроков NCAA в последние два сезона в лиге, но так и не были задрафтованы. С чем это связано? Что вы тогда чувствовали?
— Ко всему надо относиться правильно. Это жизнь, так случается. Несмотря ни на что я сохранял страсть к игре, сохранял ту преданность, о которой говорил ранее, продолжал работать над собой. Я вошел в состав первой символической сборной NCAA по итогам сезона, но не был задрафтован. Есть множество способов попасть в НБА, не только драфт. Я по-прежнему стараюсь делать себя лучше каждый день. Нельзя давать тем или иным ситуациям сломать тебя. Ты должен отбрасывать негатив и идти вперед, тогда все получится.

Звучит так, как будто вы не оставляете мысль попасть в НБА.
— Мне уже 30, но, как говорится, никогда не говори «никогда». Я не зацикливаюсь на НБА. Самое главное — становиться лучше, добиваться максимума из того, что ты можешь. Именно это я и делаю. Что бы ни случилось, я знаю, что мне не в чем себя упрекнуть — я всегда работаю на все сто процентов и по-настоящему предан баскетболу.

Если говорить о вашей европейской карьере, со стороны кажется, что такой яркий баскетболист должен всегда выступать только за самые сильные клубы. Но вы играли не только в топ-командах.
— Бывают разные ситуации, нельзя судить обо всем одинаково. Возможно, я играл в том числе и за не самые мощные команды, но в тот момент я чувствовал, что должен быть именно здесь. Где-то я становился главным плеймейкером, где-то набирал большое количество очков. Каждая команда на разных этапах моей карьеры помогла мне, сделала меня тем, кем я являюсь сейчас. Неизвестно, как бы развивалась моя судьба в баскетболе, не будь одного из этих этапов. Сейчас я нахожусь в такой сильной команде, как «Зенит», и делаю все, чтобы добиваться максимального результата.

У вас есть ощущение, что на данный момент вы находитесь на пике своей карьеры?
— Пожалуй, да. 2015 и 2016 годы выдались не самыми удачными — я получал много травм, из-за этого почти не играл. Затем был переход в «Цибону», где я доказал, прежде всего самому себе, что могу выступать на высоком уровне. После Хорватии я оказался в Петербурге. В «Зените» поверили в меня и в мои способности, и я счастлив находиться здесь. Для меня огромная честь выходить на площадку в форме «Зенита» и защищать цвета этого клуба.

Вы очень скоростной игрок. Быстрый прорыв, большое количество бросков — это ваша игра. Все то же самое можно сказать о «Зените». Возникает ощущение, что вы просто созданы для этой команды!
— Ха-ха, расценю это как комплимент! Я просто хочу приносить максимум пользы своей команде. Я понимаю, чего от меня хочет тренер, и стараюсь делать это на площадке. В «Зените» собраны высококлассные игроки, которые могут делать результат. Моя работа — помогать партнерам, создавать моменты, выводить на чистые броски.

Вы уже упомянули о тренере. Все знают, что Василий Карасев провел отличную игровую карьеру, был одним из лучших защитников Европы девяностых. Стандартный вопрос для всех наших разыгрывающих: каково играть под началом специалиста, который добился немалых успехов на этой позиции?
— Василий Николаевич очень сильно повлиял на мое решение о переходе в «Зенит». То, что он тренирует эту команду, — одна из причин, по которым я сейчас нахожусь здесь. Он провел фантастическую карьеру игрока, я очень уважаю его. Играть под его руководством — большая честь, но в то же время и большая ответственность. Ты не можешь ударить в грязь лицом перед ним, в каждой игровой ситуации тебе хочется выполнить его установку на все сто процентов, потому что он как никто понимает игру разыгрывающего. С каждым матчем я чувствую себя все комфортнее, все увереннее. Посмотрите, у нас были серьезные проблемы с травмами на старте сезона, сейчас некоторые ребята не могут помочь «Зениту», но несмотря ни на что мы остаемся сильной командой, и уверен, что дальше будет только лучше. Заслугу Василия Николаевича в этих результатах просто невозможно переоценить.

Еще один традиционный вопрос для иностранцев: как вам погода в Петербурге? Особенно зимой, когда в один день может быть –15, а на следующее утро идет дождь.
— Я уже играл в России раньше, выступал за «Красные Крылья» в Самаре, и там погода была еще более странная, чем в Петербурге! Я привык к этому, но вообще зимой мне больше нравится снежная погода. Если нужно будет выбирать между снегом и дождем зимой, я выберу снег.

Санкт-Петербург — один из туристических центров мира. Какие достопримечательности вы успели посетить? Может быть, есть уже любимое место в городе?
— Вместе с командой мы были в Эрмитаже, и это просто непередаваемые впечатления. В школе моим любимым предметом была история, поэтому мне интересно изучать города в этом направлении. Петербург — невероятный город с яркой и в то же время сложной историей. Архитектура, музеи — здесь огромное количество мест, которые можно посетить. Конечно, я видел пока не так много, но читал практически обо всех исторических местах Петербурга.

— В школе вы знали что-то об истории России, Советского Союза?
— Нет, в школе мы этого не изучали, но когда я играл в Самаре, на выездах мы жили с Каспарсом Берзиньшем, он много мне рассказывал о СССР, его распаде. Было очень интересно, потому что я не знал об этом ничего. Сейчас мой сосед — наш капитан Женя Воронов, и мы говорим о множестве вещей, связанных с Россией, как текущих, так и исторических. Для меня это всегда что-то новое. Если бы я жил в США, многого бы просто не знал, потому что в Америке говорят далеко не обо всем, что происходит в России. Здесь же я могу посмотреть на ту или иную ситуацию с другой стороны, послушать разные мнения. Для меня, как для человека, интересующегося историей, это очень познавательно.